Четверг, 25.05.2017, 17:20
Меню сайта
Категории раздела
7000 километров по турции
В.И.Данилов Издательство "Наука" 1975г.
Великие мыслители Средней Азии
С.Н. Григорян Издательство "Знание" 1958г.
Ровесники
Беседы о музыке для юношества
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Другое » 7000 километров по турции

На строительстве металлургического завода

 Выехав из Мерсина, продолжаем наш путь в Искендерун. Дорога идет на восток, параллельно южному, Средиземноморскому, побережью Турции. От Мерсина на восток, южнее горных цепей Тороса, лежит долина Чукурова.

 Район этот - один из самых развитых в Турции в экономическом отношении, и это чувствуется по всему. В одном месте видим шагающие со склонов гор в долину металлические мачты высоковольтной линии электропередачи - довольно редкая деталь турецкого пейзажа. Плодородные почвы и благоприятные климатические условия позволили превратить долину в место интенсивного сельского хозяйства. Пустующих земель почти нет, повсюду распаханные поля. Во многих местах на полях на много километров тянутся навесные бетонные желоба искусственного орошения. Желоба, по которым идет вода, укреплены на бетонных стойках на высоте полутора-двух метров над землей.

 Вдоль дороги непрерывно тянутся апельсиновые и мандариновые плантации. Наше пребывание здесь совпало с окончанием периода сбора цитрусовых. В памяти так и осталось обилие апельсинов всюду: горы апельсинов на прилавках овощных базаров; на дорогах и улицах городов - телеги и грузовики, доверху наполненные апельсинами. Нам рассказывали в Турции, что плантации цитрусовых - очень прибыльное дело; среди их владельцев немало миллионеров.

 Дорога на Искендерун проходит через Адану, один из крупнейших городов Турции. Как и Мерсин, Адана не знаменита историческим прошлым и не богата историческими памятниками. Это современный город, в центре его - красивые прямые улицы, здания в стиле модерн. Довольно живописны мосты через реку Сейхан. В окрестностях города - те же нескончаемые плантации апельсиновых деревьев и те же горы апельсинов всюду.

 После Аданы дальше на восток местность постепенно становится суше, растительность уже не такая зеленая и роскошная. Ближе к Средиземному морю подступают отроги Тороса, а на горизонте слева - сплошная цепь снежных вершин. Сразу за Аданой раз-другой над нами быстро проносятся и тают в небе реактивные самолеты. Опять чувствуется американское присутствие: здесь, в местечке Инджирлик, расположена крупная американская база ВВС.

 Обогнув Искендерунский залив, дорога круто поворачивает на юг и тянется вдоль берега моря. Пейзаж почти тот же: слева по движению - гряды гор, которые, однако, к югу постепенно снижаются, справа - довольно плоский морской берег. Не доезжая нескольких километров до Искендеруна, сворачиваем с дороги вправо - здесь на довольно обширной прибрежной равнине и должны вырасти корпуса металлургического завода. Поскольку время близится к вечеру, осмотр территории завода откладывается на следующий день. А пока вся наша группа заходит в контору строительства, временно разместившуюся в одном из жилых домов, предназначенных для специалистов. Происходит взаимное представление, завязывается общая беседа.

 Затем мы размещаемся в гостинице строительства, точнее, в своего рода доме для приезжих, расположенном на северной окраине Искендеруна. Вечером, во время встречи с работающими на строительстве турецкими специалистами у меня завязывается беседа с подрядчиком по сооружению жилых домов - для специалистов будущего предприятия. Мы уже успели осмотреть эти дома, он выглядит добротно, квартиры в них просторные и комфортабельные.

 Мой собеседник, как, впрочем, и многие другие, проявляет большой интерес к жизни в нашей стране. Он спрашивает, как живут у нас крестьяне, как организована работа в колхозах. Его интересует, есть ли личная собственность у наших колхозников и какая, высока ли стоимость жизни в СССР, как велика квартирная плата. По тону собеседника угадываю, что кое-какие сведения о жизни в Советском Союзе он уже почерпнул в турецкой печати, но, видимо, не уверен в их достоверности и объективности и им движет искреннее желание узнать правду.

 Я стараюсь как можно полнее удовлетворить любознательность соседа, а затем, в свою очередь, спрашиваю, как идут его дела. Глава подрядной фирмы, он без колебаний отвечает, что дела идут неплохо. Он доволен ходом строительства жилых домов для металлургического комбината и надеется, что довольны будут и обитатели этих домов, в том числе и советские специалисты.

 Глава подрядной фирмы сообщил: «В начале моей деятельности у меня был кое-какой начальный капитал. Я развил дело и добился успеха, и теперь моя фирма процветает. Но наличие капитала не является непременным условием. Каждый может начать дело и старанием и прилежанием развить его».

 Первая часть этого высказывания вполне понятна. Носитель капитала - это хищная рыба в море частного бизнеса, вступающая в борьбу с другими хищниками большего или меньшего масштаба, и тут уж кто кого. Но вторая часть высказывания моего собеседника звучала уже как явная пропаганда частного предпринимательства, в которую он и сам, конечно, не верил. Мелкой рыбешке вряд ли повезет в этом море, зато шансов быть съеденной у нее много.

 На следующее утро мы поехали на стройплощадку завода. На этот раз времени было достаточно, чтобы осмотреть всю территорию строительства. Собственно, пока что были построены лишь кварталы жилых домов, расположенные на возвышенности к югу от основной строительной площадки. В конторе строительства я видел план будущего завода. Рядом с ним должен возникнуть целый город со своими кинотеатрами, парком, столовыми и другими общественными зданиями.

 А пока строительство только разворачивалось. Жилые дома на холме - это только начало. Отсюда, с холма, видно огромное, едва обозримое глазом поле, на котором поднимутся корпуса и сооружения будущего завода. Сейчас на этом поле шли земляные работы. Людей почти не было видно, однако работы эти выполнялись высокими темпами, так как были полностью механизированы. Огромные «катерпиллеры» - скреперы и бульдозеры - шли по полю рядами, подымая пыль, словно танки в атаку. Грунт вынимался в дальней от морского берега части поля и перевозился к берегу, где его ссыпали в море, наращивая таким образом береговую полосу. Одновременно шло строительство причала и дамбы для ограждения от морских волн, так как берег в этом месте открытый. Я поинтересовался, откуда здесь столько строительных машин, и мне ответили, что они принадлежат Государственной организации по строительству шоссейных дорог.

 Для того чтобы дать представление об объеме земляных работ на стройке, можно привести цифры, сообщенные мне в беседе одним турецким инженером: всего планом строительства предусмотрено вынуть 7,5 миллиона кубических метров грунта и засыпать на строительстве порта 1,5 миллиона кубометров грунта и каменной массы.

 Затем мы осмотрели два склада: один - в глубине поля, другой - почти на самом берегу моря. Здесь на огороженных площадках аккуратно сложено уже доставленное из Советского Союза оборудование и стройматериалы для металлургического завода. Еще вовсю шли работы по выемке и засыпке грунта, по планировке территории будущего завода, а из Советского Союза уже поступили вместе с первыми партиями оборудования для завода и подготовленные нашими специалистами рабочие чертежи на сооружение кузнечного цеха, склада чугуна, тепловозо-вагонного депо и других объектов и узлов. Советские организации выполняли свои обязательства в срок, и на повестку дня вставал вопрос о том, чтобы непосредственно приступить к строительству этих сооружений.

 Еще до начала осмотра строительства, когда все находились в конторе, я, заметив, что генеральный директор завода Джавид Мутуш на какой-то миг оказался свободным от собеседников, тотчас' воспользовался этим и попытался «проинтервьюировать» его. Генеральный директор сказал, что строительство металлургического завода является очень своевременным, так как стране не хватает металла. Предоставленный Советским Союзом кредит на закупку оборудования оказался в данном случае очень нужным Турции. Вообще такая форма кредита, как подчеркнул Джавид Мутуш, очень подходяща для страны с точки зрения ее национальных интересов.

 «Скажите,- спросил я его,- как вы расцениваете такое участие иностранного капитала в экономике Турции, с каким мы столкнулись на заводе искусственных удобрений в Мерсине?». И мой собеседник прямо признал, что такая форма «помощи», в отличие от советского кредита, не соответствует целям развития национальной экономики.

 «Тяжелая промышленность,- сказал Джавид Мутуш,- в частности металлургическая,- это очень перспективная область для развития экономического сотрудничества с Советским Союзом. В первой очереди Искендерунского металлургического завода запроектировало сооружение двух доменных печей. Однако проект предусматривает расширение завода - сооружение третьей, более крупной доменной печи. И здесь мы также надеемся на сотрудничество с Советским Союзом, на его экономическое и техническое содействие»¹.

 Вечером советские и турецкие специалисты собрались на совместный ужин. Обстановка за столом царила исключительно дружелюбная. Здесь, как и на других стройках в Турции, где работают наши инженеры и техники, отчетливо чувствовался дух сотрудничества, который заслонял наслоения прошлого, различия во взглядах. Наши хозяева угощали нас рыбой и другими дарами моря. Искендерунцы утверждают, что их креветки самые крупные в Турции и вообще во всем мире. Не берусь судить о степени достоверности этого утверждения, но скажу, что в тот вечер подавались креветки действительно грандиозных размеров.

 С обеих сторон провозглашались тосты за сотрудничество, за дружбу, за успех общего дела. У меня завязался разговор с одним из сотрудников турецкой администрации, ответственным за учет и хранение поступающего на строительство советского оборудования. По всему чувствовалось, что собеседник мой (пожилой, степенный человек, привыкший к бухгалтерской точности) проявляет искреннюю заинтересованность в порученном ему деле. «Я понимаю,- сказал он мне,- что строительство завода - очень нужное для нашей страны дело. Мне хочется как можно лучше наладить прием советского оборудования в искендерунском порту, содействовать упрощению таможенных формальностей, правильно организовать учет и хранение оборудования на строительной площадке. Я искренний сторонник экономического сотрудничества с Советским Союзом. Оно полезно моей стране».

 «В свое время,- продолжал он,- мы считали американцев друзьями, но потом события помогли нам понять их истинные цели, и мы больше не хотим их видеть у себя в стране. С Россией же нам пришлось много воевать в прошлом, и это, конечно, до сих пор лежит тяжелым грузом на сознании людей. Однако сейчас советские люди пришли к нам друзьями, и можете быть уверены, что на искренность и дружбу мы ответим тем же...».

 В результате многих моих бесед в Турции у меня сложилось впечатление, что вот такая совокупность взглядов сейчас довольно распространена в среде патриотически настроенной турецкой интеллигенции. Ярко выраженная враждебность к американскому присутствию в стране сложилась на основе собственных наблюдений, собственного опыта-и потому достаточно устойчива и категорична. Однако патриотически настроенный интеллигент, выступая за освобождение страны от американского влияния, делает это совсем не для того, чтобы место американцев занял кто-нибудь другой. Он хочет видеть Турцию подлинно независимой. Большой сдвиг в развитии советско-турецких политических отношений, бурный рост экономических связей между двумя странами вызывают у такого интеллигента, к тому же находящегося в той или иной степени под влиянием антисоветской пропаганды, некоторую настороженность: «А с чем пришли русские?». И вот тут сам характер и сама практика экономического и технического сотрудничества с Советским Союзом, само пребывание в Турции на строительстве промышленных объектов советских специалистов, их стиль работы и их отношение к делу служат лучшим доказательством принципиального отличия «советского присутствия» от американского, доказательством того, что Советский Союз помогает достичь подлинной независимости.

 В строительстве завода в Искендеруне участвуют не только частные фирмы, но и государственные организации, например Государственная организация по строительству шоссейных дорог, управление Карабюкского металлургического комбината. Это было в самом начале строительства. Когда же оно развернется полностью, к делу, наверное, будут привлечены и многие другие организации. Это понятно, ибо металлургический завод в Искендеруне сейчас стройка номер один в Турции.

 О значении производства стали для промышленности и всего народного хозяйства говорить не приходится. Во втором пятилетнем плане развития Турции, кстати, прямо указано, что черная металлургия является решающим звеном развивающейся экономики. Потребление черных металлов в стране, в связи с развертывающимся промышленным и гражданским строительством, растет из года в год. Об этом говорят, например, такие цифры: в 1962 году потребление черных металлов на душу населения составило 18 килограммов, в 1967 году - уже 33 килограмма, а в 1972 году - свыше 50 килограммов.

 Потребление растет, а производство далеко не поспевает за ним. В настоящее время черные металлы производятся в Турции в основном двумя крупными металлургическими заводами - в Карабюке и Эрегли. Карабюкский металлургический комбинат принадлежит государственному сектору. Он построен в 1938 году, затем несколько раз реконструировался и может производить в год 620 тысяч тонн стали. Эреглийский комбинат вступил в строй в 1965 году. Он принадлежит частной акционерной компании, и его мощность составляет 500 тысяч тонн стали в год. Гораздо менее значительным по объему производства является сталелитейный завод в Кырыккале, принадлежащий государственной организации «Макина ве кимья эндюстриси куруму». Его производительность - 60 тысяч тонн стали в год. Кроме того, в Турции действуют десять небольших частных сталелитейных заводов, выплавляющих в основном высококачественную сталь. Вместе они дают 200 - 300 тысяч тонн продукции в год.

 Общее годовое производство стали в стране составляет 1,1 - 1,3 миллиона тонн. Это далеко не удовлетворяет потребности в ней (потребность в стали в 1972 году, например, была определена в 2,18 миллиона тонн). Единственный выход из такого положения - импортировать черные металлы, что и приходится делать. В 1969 году Турция импортировала около 300 тысяч тонн черных металлов. В начале 1970 года в Турции был организован семинар с участием заинтересованных организаций, посвященный специально проблемам металлургии. Участники семинара пришли к выводу, что в 1970 - 1975 годах страна должна будет ежегодно импортировать 500 - 800 тысяч тонн чугуна и стали для удовлетворения внутренних потребностей.

 Создалось такое положение, что производство черных металлов в стране отстает от запланированного уровня, а импорт их как по ассортименту, так и по количеству превышает плановые наметки. Прямым следствием дефицита черных металлов является рост цен на них на внутреннем рынке и спекуляция ими. Турецкое правительство в таких условиях неоднократно вынуждено было прибегать к специальным мерам. Так, летом 1969 года министерство промышленности заявило, что в связи с нехваткой черных металлов они во избежание спекуляции будут распределяться только через специальные центры. В том же году правительство приняло ряд мер по поддержанию стабильных цен на черные металлы на внутреннем рынке, а также снизило таможенные тарифы на импортируемые черные металлы, чтобы обеспечить их поступление к потребителю по более низким ценам.

 В 1970 году министерство финансов Турции дало указание Центральному банку о первоочередности валютных переводов за ввозимые черные металлы. Это такая статья импорта, от которой нельзя отказаться, как, например, от духов или каких-нибудь других предметов не первой необходимости. Без черных металлов и изделий из них не обойдется, пожалуй, экономика ни одной страны. Импорт черных металлов в Турцию растет из года в год. И все же он недостаточен, так как его лимитируют валютные возможности страны.

 Хотя меры по увеличению импорта черных металлов и упорядочению их распределения в стране и приносят некоторые положительные плоды, ясно, что решающую роль в решении проблемы черных металлов в Турции сыграет ввод в действие металлургического завода в Искендеруне, сооружаемого при экономическом и техническом содействии СССР. Он будет давать миллион тон стали в год. Предусмотрено увеличение производства до двух миллионов тонн стали в год с учетом возможности дальнейшего увеличения мощности завода до четырех миллионов тонн стали в год. Но даже первая очередь завода мощностью миллион тонн делает это предприятие крупнейшим в Турции. Прокатный цех завода в Искендеруне будет производить в год 930 тысяч тонн проката разных сортов. Это больше, чем его производят все металлургические заводы Турции сейчас. Во втором пятилетнем плане развития Турции прямо указывается, что с металлургическим заводом в Искендеруне связаны надежды на удовлетворение остро ощущаемой на внутреннем рынке потребности в черных металлах.

 Ввод в действие завода в Искендеруне позволит Турции полностью отказаться от импорта многих видов проката, а также сократить до минимума импорт черных металлов в целом. Турецкие экономисты подсчитали, что общая стоимость импорта черных металлов в Турцию в течение второй пятилетки примерно такова, что на эти деньги можно было бы построить еще один металлургический комбинат. Этот факт лишь подчеркивает важность и своевременность сооружения завода в Искендеруне.

 Хотелось бы подчеркнуть здесь еще один момент в связи со строительством металлургического завода при содействии Советского Союза. Недостаток черных металлов на внутреннем рынке, ясно обозначившийся в последние годы, привел к тому, что к этой отрасли промышленности стал проявлять внимание частный сектор. Это выразилось в увеличении числа мелких сталеплавильных заводов, работающих в основном на металлоломе. Однако это не решило, да и не могло решить проблему обеспечения черными металлами. Кроме того, проведенная в 1970 году девальвация турецкой лиры привела к сокращению частных капиталовложений в промышленность и замораживанию ряда проектов в частном секторе металлургической промышленности.

 Задача строительства крупного металлургического завода, способного коренным образом изменить положение с черными металлами, оказалась по плечу лишь государственному сектору. Сооружаемый в Искендеруне завод будет полностью находиться в ведении государственной организации - генеральной дирекции завода. Впоследствии предполагается объединение обоих государственных металлургических заводов - Карабюкского и Искендерунского - под началом единого Управления металлургическими предприятиями Турции. Это рассматривается как мера по улучшению планирования и укреплению руководства черной металлургией в государственном секторе. Таким образом, государственный сектор здесь доказал еще раз свою необходимость и свою решающую роль и с сооружением завода в Искендеруне значительно укрепляет свои позиции.

 В Искендеруне, как уже говорилось, мы жили в небольшой гостинице на окраине города. Гостиница расположена в нескольких десятках метров от морского берега. Море здесь ласковое и теплое даже зимой, зеленоватая прозрачная вода так и манит к себе, хотя купающихся в эту пору здесь вряд ли можно увидеть. Здесь, в северной части города, вдоль берега сплошь тянутся причалы и всевозможные портовые сооружения. Искендерун ныне один из важнейших портов Турции в Средиземном море.

 В самом городе мы успели побывать, хотя на доскональный осмотр его времени не было. Город небольшой, с населением около 82 тысяч человек, ничем внешне не примечательный. Красива городская набережная, скорее похожая на парк, с пальмами и другими вечнозелеными деревьями и кустарниками. Улицы города в основном узкие, с домами старой постройки. На южной окраине города - непременный базар, куда крестьяне из окрестных деревень свозят, несмотря на зимнее время, кто на ишаке, а кто и на пикапе или грузовике, массу всевозможной зелени и овощей. И уж, конечно, в это время на базаре - горы апельсинов разных сортов!

--------------------------------

¹ Принципиальная договоренность о сотрудничестве в расширении строящегося в Искендеруне металлургического завода была достигнута во время официального визита в Турцию Председателя Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорного в апреле 1972 г.




Категория: 7000 километров по турции | Добавил: Talabas07 (05.05.2014)
Просмотров: 900 | Теги: Турция | Рейтинг: 0.0/0


Ещё по этой теме: