Четверг, 21.09.2017, 11:42
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Прямая речь

6 Х 9
 Летом 1928 года Алексей Максимович Горький недели полторы жил в Ленинграде, в первом этаже Европейской гостиницы. Много всевозможных людей перебывало у него за эти дни: приходил начинающий писатель за советом и помощью, прибегал вездесущий репортер из газеты, крадучись ловил Алексея Максимовича фотограф. Являлись читатели, чтобы взглянуть на большого, доброго Горького, пожать ему руку и уйти. 

 Было солнечное утро. Алексей Максимович сидел у раскрытого окна и работал. Кто-то кинул записку, она упала на стол. 

 «Пустите меня, а то меня не пускают к вам, дорогой товарищ Горький, а я пионер, ученик советской школы, и нужно мне снять вас для стенной газеты. Меня к вам не пускают, скажите, чтобы пустили, я вас сниму и уйду сразу. Мне очень нужно». 

 Алексей Максимович подошел к окну. На тротуаре стоял мальчик лет десяти, в синих штанишках, в сандалиях на босу ногу. Зеленая тюбетейка, красный галстук. В левой руке штатив, в правой - фотоаппарат. На веснушчатой физиономии - царапины. 

- Ты кинул записку? - спросил Горький. 

- Я. Пустите. Я могу мандат показать. 

- Ну, иди! Я скажу, чтобы тебя пропустили. 

 Через минуту мальчик стоял перед Горьким и разглядывал его, широко улыбаясь. Затем он принялся изучать комнату и освещение в ней. Был выбран диван в углу, возле камина. 

- Сядьте здесь, читайте газету. Вот так! 

 Алексей Максимович послушно сел, в руки ваял газету. Мальчуган суетился, пыхтел, долго ничего не получалось - штатив разъезжался; пол паркетный, ковры унесли для чистки. 

- Ты не торопись, дружок! Снимай как следует, я подожду. Ишь, упарился бедный! 

 Мальчик в самом деле упарился. Он виновато поглядывал на улыбавшегося Горького и каждую секунду произносил: 

- Я извиняюсь! Сейчас! 

 Когда штатив был установлен, а к нему привинчен маленький, плохонький фотоаппарат, оказалось, что снимать Горького сидящим на диване нельзя: солнце мешает. 

- Я извиняюсь! Сейчас! 

- А ты не торопись! Я вон туда сяду, можно? 

- Туда? Если туда, то моментально надо, а у меня аппарат шесть на девять, ему сорок лет, им только природу снимать можно. Надо подумать. 

 Наконец все было готово, найден фокус, определена диафрагма, осталось только вставить пластинку и произнести: «Спокойно, снимаю». 

 Алексей Максимович сидел в кресле и улыбался. Мальчуган вдруг расплакался, ударил себя кулаком по животу, сел на пол. 

- Пластинки дома забыл! Чертова голова! Пластинки дома забыл! 

 Алексей Максимович вскочил с кресла, мальчуган схватил штатив с привинченным к нему аппаратом и выбежал из комнаты. Горький растерялся. Он вышел в коридор, но фотографа там не было. Горький подошел к окну, взглянул на улицу: зеленая тюбетейка перебегала дорогу. 

- Дружок! - позвал Горький.- Вернись, милый! Есть у меня пластинки, всякие есть! У сына моего много пластинок! Дружок! 

 Дружок огибал здание филармонии. Не переставая плакать, он на ходу вскочил в вагон трамвая и уехал. 

 Алексей Максимович закрыл окно, опустил шторы. Вечером ему сказали, что его хотят сфотографировать. 

- Мальчик? - спросил Горький. 

- Нет, взрослый. 

- Не пускайте, я занят. Но если придет мальчик - немедленно проводите ко мне. 

 Приходили бородатые, усатые, лысые, молодые и старые фотографы. Но вот тот, маленький, так и не пришел. 
 
(Л. Борисов.) 

 Используйте в изложении прямую речь.



Категория: Прямая речь | Добавил: Talabas07 (31.01.2015)
Просмотров: 458 | Рейтинг: 0.0/0