Воскресенье, 19.11.2017, 13:36
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Прямая речь

Арест А.С. Грибоедова
 Поздно вечером у одного из небольших казачьих домов станицы Грозной остановился забрызганный грязью возок. 

 Приезжий выпрыгнул из возка, отряхнулся и с важностью отрекомендовался казаку, стоявшему на карауле. 

- Фельдъегерь Уклонский из Санкт-Петербурга. Требую незамедлительно провести меня к его высокопревосходительству, командующему Особым кавказским корпусом генералу Ермолову,- скороговоркой выпалил Уклонский. 

Казак нерешительно потоптался на месте. 

- Отдыхает генерал,- раздумчиво проговорил он.- А сейчас у них беседа идет, чайком развлекаются. Впрочем, айда за мной! 

 Через несколько минут Уклонский был позван в маленькую светелку, где в расстегнутом мундире, с трубкой во рту стоял Ермолов. 

 Не дослушав рапорта, Ермолов взял из рук фельдъегеря пакет и, поднеся его к горящей на столе сальной свече, проверил целость сургучных печатей. Потом вскрыл и стоя прочел: 

 «По воле государя императора,- писал военный министр Татищев,- покорнейше прошу ваше высокопревосходительство немедленно взять под арест служащего при вас чиновника Грибоедова со всеми принадлежащими ему бумагами, употребив осторожность, чтобы он не имел времени к их истреблению, и прислать оные, так и его самого под благонадежным присмотром в Петербург, прямо к его императорскому величеству». 

 Уклонский, стоя навытяжку, не сводил с Ермолова выпученных глаз. Когда генерал поднял на Уклонского глаза, выражение их было такое, что фельдъегерь невольно попятился к выходу. 

- Стой! - гаркнул Ермолов.- Стой, говорю! 

 Тяжело переводя дыхание, Ермолов опять поднес к глазам письмо Татищева. 

 Как в пылу сражений, у него быстро созрел план расстановки сил, которые он собирался бросить в контратаку. 

 Яростно скомкав полученное распоряжение, сунул его в карман и громко позвал: 

- Фи-ли-монов! 

 Дородная фигура казака выросла на дороге. 

- Попотчуй господина фельдъегеря, а то он, небось, куда как окоченел с дороги. Дай ему обогреться. Понял? - так выразительно и строго спросил Ермолов, что казак, вытянувшись, оглушительно рявкнул: 

- Так точно, ваше высокопревосходительсто! Все понял! Айда за мной! - и, толкнув окаменевшего фельдъегеря, повел его в свой дом. 

- За мной? - тихо спросил Грибоедов, продолжая собирать разбросанные по столу страницы «Горя от ума». 

 Увидев в темноте окна удаляющийся огонек фонаря, с которым Филимонов ходил по ночам, Ермолов оглядел всех сердитым взглядом и отрывисто проговорил: 

- Прошу извинить. Устал я... Вас, полковник Мищенко, вас, Талызин, и тебя, Александр Сергеевич, попрошу несколько задержаться. 

 Когда остались только трое названных, Ермолов, подойдя к Грибоедову, положил ему руки на плечи: 

- Сейчас же отправляйся к себе и уничтожь все бумаги, кои даже в незначительной степени могут тебя скомпрометировать. А через час-два я пришлю тебя арестовывать. 

- Мои чемоданы - один во Владикавказе остался, а другие - здесь, в какой-то обозной арбе,- ответил Грибоедов. 

 Ермолов начальнически приказал: 

- Талызин, немедленно отыскать арбу с грибоедовскими чемоданами и доставить их Александру Сергеевичу. А вас, полковник, сейчас же прошу отрядить кого-либо из наших послушать, что рассказывает о петербургских делах фельдъегерь. 

 Хотя на улице было непроглядно темно и скользко от промерзшей грязи, Грибоедов довольно скоро добрался до дому. 

- Прежде всего затопи скорее печь,- приказал Грибоедов Алексаше, как только вошел в занимаемую им скудно обставленную комнату.- А чемодан придвинь сюда поближе. 

 Скоро в печке уже пылало яркое пламя сухого хвороста из бумаг, которые Грибоедов доставал из чемоданов и после беглого осмотра бросал в огонь. 

 С некоторыми так жалко было расставаться! Эти страницы пестрят именами тех, кто уже, несомненно, взят под арест... 

 Помогая Грибоедову опустошать чемоданы, Алексаша с жалостью смотрел на летящие в огонь бумаги. 

- Однако вот это клади в чемодан,- он протянул читанный в этот вечер у Ермолова экземпляр «Горя от ума»,- а то может показаться ненатуральным, чтобы у сочинителя не было его собственной пьесы. Туда же положи и эту книжицу, и вот эту. 

 Когда часа через полтора появились в полной форме полковник Мищенко, штаб-офицер Талызин и фельдъегерь Уклонский, в комнате был полный порядок, в печи дотлевали последние остатки сгоревших бумаг, а сам Грибоедов в халате лежал на постели. 

- Александр Сергеевич,- с искусственной строгостью сказал Мищенко,- по воле его императорского величества я должен вас арестовать. Извольте указать, где ваши вещи. 

- Сделайте одолжение, полковник,- учтиво поклонился Грибоедов и показал на чемодан, стоящий у изголовья постели, и другой, невинно прислоненный к выбеленной стене. 

 Внешне все произошло согласно «высочайшей воле». 

 Грибоедова вывели на крыльцо, возле которого уже стояли часовые. Все столпились у возка. Грибоедов переходил из объятий в объятия. 
 
(По М. Марич.) 



Категория: Прямая речь | Добавил: Talabas07 (02.02.2015)
Просмотров: 449 | Рейтинг: 0.0/0