Воскресенье, 19.11.2017, 13:39
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Прямая речь

Артист
 В палате военного госпиталя шел концерт. Закованные в гипс, перекрученные бинтами, в самых неудобных позах лежали раненые. У дверей притулились санитарки. 

 Я читал Есенина... 

- Артист? - слышу удивленный незнакомый голос.- Валька!.. 

 У окна лежал раненый с наглухо перебинтованными глазами. 

- Я узнал тебя по голосу! Валька! Ты все-таки стал артистом! Вот встреча! Подойди. Видишь, какой я? - рукой по локоть он показал на глаза. 

 Я остановился, не зная, продолжать ли чтение.

- Где ты, артист? - и, обращаясь уже ко всем, он заговорил по-мальчишески быстро: - Мы ростовские, жили в одном дворе. Это я прозвал его артистом. Он очень похоже учителей изображал. 

 Из-под бинтов были видны волосы, нос, подбородок. 

- Да это же я, Коська! Неужели не признал? 

 Кто-то толкнул меня костылем в спину. Санитарка потянула к окну. 

- Я не знаю его, никогда не жил в Ростове,- сказал я. 

- А ты потрафь ему, прикинься. 

- Да не Валька я. 

- Ври больше,- прогудел с соседней койки бас.- Он за три месяца ни строчки домой не написал. На фронте героем был, а тут, видишь, страшится. 

 Подталкиваемый молящими взглядами раненых, я подошел к Коське. Он поискал в воздухе мою руку и крепко стиснул. 

- Артист, расскажи, как дома. Город как? 

 Ростов освободили недавно. Я читал в газетах о разрушениях, о пожарах, о зверствах гитлеровцев. 

- Наша Садовая цела? 

 Что сказать ему? Что никогда я не был в Ростове и даже не представляю, как он выглядит? Я был в растерянности. 

- Знаешь, после освобождения не пришлось... Учусь в Москве, в театральном училище. 

- А я вот ослеп. Фугасом трахнуло,- он откинулся на подушки. 

- Доктор говорит, после операции прозреешь,- успокаивала его санитарка. 

- Не верь, Валька. Один шанс из тысячи. Вот здорово, что мы встретились. Скажи, как Петро? 

- Петро? - переспросил я. 

- Петро-хромоногий. 

 Что могло случиться в войну с хромоногим парнем? 

- В эвакуации, наверное,- нерешительно ответил я. 

 Не знаю, чем бы окончился наш разговор, но дверь палаты раскрылась и вошла певица в сопровождении баяниста. Я стал торопливо прощаться. 

- Заходи,- просительно произнес Коська. 

 Я пообещал. Но что говорить ему при следующей встрече? Что произошла ошибка? А может, вовсе не приходить? 

 В коридоре меня догнала сестра. 

- Вы непременно должны прийти еще. Операция предстоит 
очень сложная. Он нервничает. Теряет веру. Вы же друг детства. 

- Он ошибся. Ему показалось. Мы незнакомы. О чем говорить с ним? Он будет вспоминать друзей, родных... 

- Я расскажу вам, что знаю. Вы артист, вы поймете. 

 Она поведала мне историю Коськиного ранения, анкетные данные больничной карточки и обрывки фраз, имен, произнесенные в бреду. 

- Помогите ему. Помогите нам,- закончила она рассказ. 

- Что же, попытаюсь.

 Мы условились, что я приду дня через три и она, возможно, добавит еще какие-то факты, случаи, а я за это время как можно больше узнаю подробностей о Ростове... 

 Через дня три я пришел прямо к сестре. Она сказала, что Коська повеселел, стал разговорчив, вспоминает Дуню, с которой учился в школе... И что операция назначена на конец недели. 

 Сестра проводила меня в палату. 

- Здравствуйте! 

 Я шел мимо коек, пожимая здоровые руки раненых. Коська был очень рад моему приходу. 

- Какие новости? - спросил он. 

- А у тебя? - я решил сам задавать вопросы, 

- А вот,- он на ощупь достал из тумбочки осколок, извлеченный из его тела хирургами.- Еще один прибавился... Помнишь, мы лазили за грушами в соседний сад и нас из ружья сторож солью...- Коська вздохнул.- После нашей встречи я часто вижу дом, маму, Василь Васильевича, Дуню, дочку его. 

- Напиши ты наконец домой,- обиженно сказал я. 

 Он не обратил внимания на мои слова. 

- Помнишь, на выпускном вечере Дуня читала стихи? Как это... 

 В те годы часто читали «Гренаду» Светлова. 

- «Гренада, Гренада, Гренада моя...» Это? - спросил я. 

- Вот-вот, оно самое. 

 Я стал читать. Он слушал молча, и только по вздрагивающим губам я угадывал его переживания. Стихотворение кончилось. 

- Что-нибудь еще про мирное время. Давай еще! 

- И погромче! - раздались голоса раненых. 

- Нет, погоди. Пиши письмо, я продиктую,- решительно сказал Коська. 

 Под его диктовку я написал короткое письмо. Последние слова Коська произнес с улыбкой: 

- Пишет эти строки Валька-артист, которого я встретил здесь, в госпитале.- Он усмехнулся: - Вот удивятся наши! 

 Я свернул письмо треугольником и в тот же вечер опустил его в почтовый ящик. 

 В конце недели я забежал в госпиталь узнать, как прошла операция. Дежурная сестра сказала, что все в норме, но пустить к больному она не может. 

 Встреча с Коськой произошла через несколько дней. Я остановился в дверях палаты. Коська лежал на койке, освобожденный от бинтов, и глядел в потолок. На меня он не обратил внимания. 

- Здравствуйте! - приветствовал я раненых нарочито громко. 

 Скрипнули. кровати от резких движений. Наступила пауза. Коська рассматривал меня долго-долго. 

 Я подошел. Слов у меня не было, да и у него тоже. Не торопясь, он вытащил из-под подушки письмо и подал мне... В нем были материнская радость, домашние заботы и новости. Мать писала, что Валька-артист погиб в первом бою под Харьковом, о чем давно пришла похоронная. 

- Здравствуй, артист! - медленно произнес Коська и протянул руку. 
 
(По В. Малашенко.) 

 Устно передайте содержание текста, сохраняя прямую речь, но от 3-го лица.



Категория: Прямая речь | Добавил: Talabas07 (31.01.2015)
Просмотров: 297 | Рейтинг: 0.0/0