Вторник, 22.08.2017, 23:35
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Прямая речь

На шоссе
 Когда Груня Купавина из далекого ярославского колхоза «Красный луч» уезжала на войну, дядя ее, старый солдат, инвалид и георгиевский кавалер, обидел девушку смертельно. 

 Он скептически оглядел толстенькую, короткую фигурку племяницы, вздохнул и сказал густым басом: 

- Нет, Грунька, не солдат ты! 

- Если я противоположного пола, это еще ничего не значит! - вспыхнув, отрезала Груня. 

- У тебя видимость не солдатская! 

- Уж какая есть, дядя Митя! Она мне не помешает стрелять в фашистов. 

- Стрелять, конечно, не помешает. Может, ты даже попадешь в какого-нибудь фон барона. С перепугу!.. А вот в плен врага никогда не возьмешь. В плен взять - это самое трудное: это, значит, сильно противника напугать. 

 Много месяцев спустя после этого разговора Груня Купавина в побелевшей от солнца и частых стирок гимнастерке, с тяжелой винтовкой за плечами и с красным флажком в руке стояла у развилки шоссейной дороги недалеко от города, вчера лишь взятого штурмом гвардейцами энской части. На фронте стрелять ей не пришлось: она стала регулировщицей. 

 Перед вечером на шоссе остановилась запыленная, видавшая виды полуторка. Из шоферской кабины вылез водитель - черный, как дьявол. 

 Он вежливо козырнул Груне и спросил медовым голосом: 

- Тут поблизости не валяется ли вражеская техника, товарищ ефрейтор? Покрышечек бы разжиться в запас! 

- Их (немцев) в городе били,- сухо сказала Груня. 

- Жаль, что не здесь. В городе, поди, все уже комендант подобрал. 

- Вы бы ехали, товарищ сержант! 

- И то... надо ехать. Мне сегодня же и обратно. А вы не боитесь здесь одна стоять, товарищ ефрейтор? 

- Кого же мне бояться? Уж не вас ли? 

- Зачем меня! Кругом в лесах фашисты бродят одичавшие. Их здесь сотнями, а то и тысячами вылавливают. Как бы они не присватались к одинокой девушке. 

 Груня гордо поправила свою винтовку и сказала: 

- Ну, я их быстро отсватаю. 

 Черный сержант улыбнулся, залез в кабину и умчался. 

 Наступил вечер. До смены было часа три. Машины больше не пролетали мимо Груни, и ей стало скучно. От скуки она тихо запела песню. Шагая по пустынному шоссе туда и обратно, она вдруг услышала позади себя в придорожных кустах какой-то шорох. 

 Она обернулась и застыла на месте: перед ней стоял гитлеровец. 

 Это был здоровенный, красномордый верзила в изодранном мундире, с автоматом в руках. 

 Ахнув, Груня стала рвать с себя винтовку, но фашист сделал умоляющий жест рукой, быстро наклонился и положил на дорогу свой автомат и ручную гранату. 

- Не беспокойтесь, барышня,- сказал он на ломаном русском языке. - Их виль... я хотел... сдаваться в плен... Гитлер капут! 

 И сейчас же из-за других кустов вылезли еще гитлеровцы. Они тоже сложили оружие к Груниным ногам, и каждый, заискивающе улыбаясь, сообщил, что Гитлеру капут! 

 Когда церемония сдачи в плен закончилась, красномордый гитлеровец сказал: 

- Водиль нас скорее в плен... Мы есть голодный, как... дер вольф... волк! 

- Смена придет, тогда отведу вас в город к коменданту! - строго ответила Груня. - А пока... Ждите здесь. Ничего, не сдохнете! 

- Сдохнем! - убежденно сказал гитлеровец.- Нам надо шнель... быстро нах комендатур. Мы решаль идти в город! - любезно сказал красномордый.- Битте, давайт нам наш автомат! 

 В ответ на эту любезную просьбу Груня наставила на красномордого винтовку и грозно крикнула: 

- А ну, назад! И тихо у меня сидеть! 

 Гитлеровцы присели на обочину шоссе и стали ждать. Худые, заросшие, оборванные, они действительно напоминали волчью стаю. 

 Тут Груня услышала веселый перестук колес и фырканье мотора. На шоссе выскочила знакомая полуторка. Груня замахала флажком, приглашая водителя остановиться. 

 Заскрежетали тормоза, полуторка остановилась. 

- Что случилось, товарищ ефрейтор? 

- Гитлеровцы мне сдались, двенадцать штук. Вон сидят. А вот тут их автоматы. Отвезите их в комендатуру, а то мне на них глядеть противно. 

- Можно! - охотно согласился сержант.- Это мы быстро провернем. 

 Когда оружие пленных было уложено в кабину, а сами немцы, повторяя: «Гитлер капут!»,- залезли в кузов, Груня сказала: 

- У меня еще к вам просьба, товарищ сержант! Возьмите у коменданта справку с печатью, что двенадцать фашистов действительно мне сдались. Домой вернусь, мне же не поверят, что я двенадцать фашистов в плен взяла. 

 Не прошло и часа, как полуторка примчалась назад. 

- Получите, Груня! - сказал сержант, подавая регулировщице листок бумаги.- Не хотел комендант давать. Насилу уговорил.
 
(По Л. Ленчу.) 



Категория: Прямая речь | Добавил: Talabas07 (31.01.2015)
Просмотров: 310 | Рейтинг: 0.0/0