Вторник, 24.10.2017, 01:27
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Прямая речь

В мешке
 Со мной на фронте приключилась такая штука, что прямо совестно и рассказывать. Хотя и медаль «За отвагу» я тогда получил, а все-таки как-то неловко вспоминать... 

 Находилась наша часть тогда под Ленинградом. Готовились к прорыву блокады, и такие сумасшедшие дни стояли, что потом сколько я ни воевал, а таких, кажется, не было. А может быть, это для нас, связистов, небо с овчинку казалось. Только придешь с линии, а тебя опять посылают. Кипятку кружку да сухарь на ходу проглотишь - и опять на мороз. Не спал я на этот раз суток трое, а может и больше. Только я пришел с задания, а наш командир уже разыскивает меня. 

 Что ж, беру солдата Петра Чугунова и иду. Вышли из блиндажа, а меня так с ног и валит. Спать хочется, да и недоедали мы. Блокада ведь. Идет Петро впереди, а я за ним. Нашли мы обрыв, соединили, и чувствую я, что вот сейчас, если я хоть десяток минут не посплю, не дойти мне назад. 

 Договорились спать попеременно по полчаса, не более. Сел я под дерево и будто провалился. 

 Заснул я под сосной, а проснулся в мешке. В натуральном мешке, и слышу - несут меня, раба божьего, немцы к себе в плен. Несут и тихо меж собой переговариваются. Во рту у меня солоноватый привкус крови, голова гудит как котел. Выходит, съездили они меня чем-то по макушке. А руки не связанные. Кляпа во рту тоже нет. Хотел было заорать. Потом сообразил: зачем? Хоть и в мешке я, а как-то хитрить, думаю, надо. Притворюсь мертвым. Нет, мертвым не выйдет. Вот же бывает! Стал я опять прислушиваться. Чувствую, несут трое и, видно, уже давно, потому что уморились. Дышат тяжело и молчат. Зима, идти по снегу тяжело. Слышу, спускается мой немчуга, на котором я еду, по ступенькам. Значит, пришли, и сердце мое совсем зашлось. Занесли они меня куда-то и бросили, как дрова на землю, с минуту погарлычали по-своему и потопали. Я лежу, не шевелюсь. Тихо. Только тикают у меня часы на руке, и от этого еще жутче становится. 

 Полез я потихоньку в карман и достал перочинный нож, каким я концы всегда у провода заделываю. Я о нем вспомнил, еще когда меня несли, но берег это оружие на крайний случай. Прорезал дыру, выглянул. Землянка пустая. Только светится в углу керосиновая лампа. Располосовал я этот меток и выскочил. Смотрю кругом, оружие ищу. Нигде ничего нету, лишь у печки топорик саперный стоит. Дрова, видно, они им колют. Я его цап и к двери, и тут слышу голоса и шаги. Прижался к двери и замер. Входят сразу двое. Я того, который ближе ко мне, раз топориком, а второй меня в зубы как звезданет чем-то... Но я и до него дотянулся, и - пулей из землянки. Выскочил, не чувствую под собой ног, во рту выбитые зубы тарахтят, а топорик не бросаю. Бегу как оглашенный и сам толком не знаю куда. Ведь темно еще. Но направление выбрал правильное. Как я бежал - объяснить не могу, но проскочил я сразу две передовые, немецкую и нашу, махнул где-то минными полями, в общем, не бежал, а летел. Так вот и очутился у своих с топориком в руках. 

- А не приснилось ли тебе все? - спрашивают меня.- Что-то уж больно чудно получается. За два часа ты починил линию, побывал в плену, убил двух фашистов и прибежал домой. Что-то ты темнишь, брат! 

- Я и сам мог подумать, что сон,- говорю,- если бы не мои выбитые зубы да немецкий топорик с замерзшими пятнами крови. 

 Петро, мой напарник, через час появился после того, как я из плена этого несчастного прибежал. Когда я уснул. Петра тоже сразу морить стало. Тогда он, чтобы не уснуть, решил пройтись дальше по линии. А вернулся - меня уже нет. Вот он и ходил по лесу и искал меня три часа. 

 Когда все выяснили и передали меня опять, в нашу часть, мой командир говорит: 

- За свой подвиг ты, сержант Назаров, достоин ордена. Правильно вел себя в сложной обстановке. Но ты, сержант Назаров, достоин и наказания. Потому что заснул на боевом посту. С одной стороны - подвиг, а с другой - тяжелый проступок. Если из подвига вычесть проступок, получается все же отвага. Вот поэтому мы представляем тебя не к ордену, а только к медали, к медали «За отвагу». 
 
(По В. Еременко.) 

 Употребите в изложении вводные слова и обращения.



Категория: Прямая речь | Добавил: Talabas07 (01.02.2015)
Просмотров: 521 | Рейтинг: 0.0/0