Воскресенье, 25.06.2017, 20:24
Меню сайта
Категории раздела
Простое предложение
Сложное предложение
Прямая речь
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Сборник текстов » Сложное предложение

Гений одной ночи
 25 апреля 1792 года из Парижа в Страсбург военная эстафета доставила сообщение о том, что Франция объявила войну. Тотчас же из всех домов и переулков хлынули потоки возбужденных людей; торжественно, полк за полком, проследовал для последнего смотра на главную площадь городской гарнизон. Там его ожидал мэр Страсбурга Дитрих, с трехцветной перевязью через плечо и трехцветной кокардой на шляпе, которой он размахивал, приветствуя дефилирующие войска. Фанфары и барабанная дробь призывают к тишине, и Дитрих громко зачитывает декларацию. И едва умолкают последние слова, полковой оркестр играет первый из маршей революции - «Карманьолу». Толпа снова растекается по домам, повсюду разнося охвативший ее энтузиазм; в кафе, в клубах произносят зажигательные речи: «К оружию, граждане! Вперед, сыны отчизны!» 

 Мэр города Страсбурга барон Фридрих Дитрих, хотя он и аристократ, всей душой предан делу новой свободы, он желает слышать лишь громкие, уверенно звучащие голоса надежды. Вечером он устраивает в своем просторном особняке прощальный вечер для генералов, офицеров. 

 И вот в разгар речей и тостов барон Дитрих обращается к сидящему возле него молоденькому капитану инженерных войск, по имени Руже. Он вспомнил, что этот славный офицерик полгода тому назад написал в честь провозглашения конституции неплохой гимн свободе, тогда же переложенный для оркестра. Барон Дитрих небрежным тоном, как обычно просят добрых знакомых о каком-нибудь пустячном одолжении, спрашивает капитана Руже, не воспользуется ли он патриотическим подъемом, чтобы сочинить походную песню для Рейнской армии, которая завтра уходит сражаться с врагом. Руже - маленький скромный человек, он никогда не мнил себя великим художником: стихи его никто не печатает, а оперы отвергают все театры, но он знает, что стихи на случай ему удаются. Он соглашается. Хорошо, он попробует. 

 Глубокая ночь. Кончился столь знаменательный для Страсбурга день 25 апреля, день объявления войны,- вернее, уже наступило 26 апреля: все дома окутаны мраком, но мрак обманчив - в нем нет ночного покоя, город возбужден! 

 Необычайно взволнован и Руже, добравшийся, наконец, по винтовой лестнице до скромной своей комнатушки. Он не забыл обещания поскорее сочинить для Рейнской армии походный марш. Он беспокойно расхаживает из угла в угол по тесной комнате. Как начать? В ушах его все еще звучит смесь пламенных воззваний, речей, тостов: «К оружию, граждане!.. Вперед, сыны свободы!.. Раздавим черную силу тирании!..» Он берет перо и почти бессознательно записывает первые две строки; это лишь отзвук, эхо, повторение слышанных им воззваний: 

Вперед, сыны отчизны милой! 
Мгновенье славы настает!


 Он перечитывает и сам удивляется: как раз то, что нужно. Начало есть. Теперь подобрать бы подходящий ритм, мелодию. Руже вынимает из шкафчика скрипку и проводит смычком по струнам. И - о чудо! - с первых же тактов ему удается найти мотив. Он снова хватается за перо и пишет, увлекаемый все дальше какой-то внезапно овладевшей им неведомой силой. И вдруг все приходит в гармонию: все порожденные этим днем чувства, все слышанные на улице и банкете слова, ненависть к тиранам, тревога за родину, вера в победу, любовь к свободе. Ему даже не приходится сочинять, придумывать, он лишь рифмует, облекает в ритм мелодии. Он выразил, пропел, рассказал в своей песне все, что перечувствовал в тот день французский народ. Не надо ему сочинять и мелодию: сквозь закрытые ставни в комнату проникает ритм улицы, ритм этой тревожной ночи, гневный и вызывающий. Словно под чью-то диктовку, поспешнее и поспешнее записывает Руже слова и ноты - он охвачен бурным порывом, какого доселе не ведала его мелкая мещанская душа. На одну только ночь суждено капитану Руже де Лилю стать братом бессмертных. 

 Еще несколько строк - и бессмертная песня, рожденная единым порывом вдохновения, закончена еще до рассвета. «Марсельеза!» Какая-то сила, он и сам не знает какая, только что вознесла его до неведомых ему высот озарения, а теперь та же сила повергла его в тупое изнеможение. Он спит непробудным сном, похожим на смерть. Да так оно и есть: в нем снова умер творец, поэт, гений. 
 
(По С. Цвейгу.)



Категория: Сложное предложение | Добавил: Talabas07 (31.01.2015)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0