Вторник, 24.10.2017, 01:16
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Михаил Киреев (Избранное)

Стр. 25. Темиржан - человек ленинской правды
Сказ. Написан по мотивам кабардинских народных сказаний.

 Запомните имя горца, бесстрашного и справедливого:

- Темиржан Казаноков, сын Асланбека, человек ленинской правды!

 Подневольная жизнь его была чернее пастушеской бурки, теснее кротовьей норы и горше дыма, что поднимается от сырого костра. Отары, которые водил он на пастбища, были княжеские. Зерна, которые высевал он в теплые борозды, выметывали колос для князя. Сыромятные чувяки и зачерствелый чурек - вот все, чем расплачивался с ним богач за работу.

 Гарцуя на буланом коне в серебряной сбруе, чванливый пши Мухамед часто кричал-бахвалился перед своими батраками:

- Эй, низкорожденные, не забывайтесь! Вы ходите по моей земле, вы едите мой хлеб, вы пьете мою воду, вы дышите моим воздухом! Эй, не задирайте носы кверху: небо над вашими головами - тоже мое!

 Слушал Темиржан постылую речь, и глаза его горели ярче углей, раздуваемых ветром. Когда утихал вдали стук копыт породистого скакуна, он громко говорил своим оробевшим товарищам:

- Не верьте бессовестному пши! Каждого из нас родила добрая, работящая мать с душою более чистой, чем у белоручки-княгини. Земля, по которой мы ходим, любит наши ноги. Свежий воздух нагорья отрадой наполняет наши груди. Горячее солнце охотно обогревает нас после ненастья. И прозрачные родники не мутятся, когда мы наклоняемся к ним утолить свою жажду! Ни одна песчинка пашни, ни один полевой цветок, ни одно облако - не носят на себе княжеского тавра. Зачем же верить обманщику пши?

 Разумен, правдив и отважен был молодой Темиржан, сын Асланбека, человек железной души.

 Однажды рассвирепевший князь без всякой причины избил нагайкою самого беззащитного и покорного работника, - багряные рубцы вспухли на лице у бедняги, навеки закрыли один глаз.

- О, проклятые пши! - воскликнул тогда разгневанный Темиржан. - Так они сделают нас, темных, совсем незрячими. Нет, не бывать этому! Никто из людей не бессмертен, а если умирать, то уж лучше в схватке с кровопийцами-князьями!

 Пуще лесного кабана разъярился, услышав про это, пши Мухамед.

- Закуйте его в ржавые кандалы и отправьте в холодную Сибирь. Пусть сгинет там зловредный бунтовщик! - приказал он цепным собакам - царским стражникам.

 Но Темиржан, горный орел, не стал смиренно ожидать расправы над собою,- немедля скрылся в неприступных горах.

 Сто дней и сто ночей ничего не было слышно о храбром. Наконец пришел он потайными тропами в непроглядной тьме. Пришел и поведал своим друзьям:

- Братья, настало время, когда я должен покинуть вас. Я не заяц, чтобы бегать от охотников. Я не тур, чтобы прыгать по скалам. Я не медведь, чтобы отсиживаться в берлоге. Я - человек, сердце которого жаждет правды. А правда не лежит под мертвым камнем, правда не скрывается в безлюдном лесу. Она там, где живут люди. Она горит в человеческом сердце. Я ухожу, братья, на север, в русские города. Там, говорят мудрые старцы, народилась святая правда. Добуду ее - принесу вам!

- Доброго пути тебе, смелый джигит! - ответил Темиржану седовласый, изнуренный неволей батрак и от имени всех, кто бедствовал в княжеских владениях, выложил перед ним дорожные подарки:

- Мы знаем, что за правду драться трудно. Вот два кинжала: зазубрится один - повесишь на пояс другой. Мы знаем, как долго надо искать правду. Вот две надежные шерстяные рубашки: износится одна наденешь другую. Много дней ты будешь брести и под жарким солнцем, и под холодными тучами. Вот две барашковые шапки: обветшает одна - достанешь из сумки другую. Иди, сын мой, и без правды не возвращайся!

 Распрощался Темиржан со своими верными товарищами, повернулся лицом к северным звездам и отправился в дальний путь.

 Шел он горами и равнинами, пробирался сквозь густые леса, переплывал бурливые реки, - шел и не чувствовал усталости. Тело его обливалось потом, степная пыль засыпала ему глаза, острые кремни кровянили ноги, а он все шел и шел между Закатом и Восходом, устремив взгляд в ту сторону, откуда налетают снежные вихри.

 Десять раз опускалось солнце и десять раз поднималось, прежде чем дошел Темиржан до большого русского аула с каменными домами и каменными улицами. Там он повстречал мужчин, руки у которых были жилисты и черны, а одежда так же плоха, как у батраков недоброго пши Мухамеда. Поприветствовал их искатель чудесной правды и сказал:

- Я - Темиржан Казаноков, сын Асланбека, бедный горец из Кабарды. Я вышел искать великую правду, которая принесет гибель князьям и одарит счастьем всех бедняков. У меня два кинжала: если зазубрится один, выну из ножен другой. У меня две рубашки из шерсти кавказских овец: если износится одна, надену другую. У меня две теплые барашковые шапки: обветшает одна - выну из сумки другую. Я собрался в долгий путь! Скажите мне, добрые люди с черными от работы руками, где находится наша правда?.

 Старый человек, глаза у которого сидели глубоко и смотрели испытующе, положил руку на плечо Темиржану и тихо прошептал:

- Запомни, джигит, это имя - Ленин!

- Ленин... Ленин! - повторял Темиржан и, чтобы лучше запомнить, обнажил кинжал и сделал на его лезвии пять насечек - по числу звуков нового имени.

- Ленин - вот кто знает святую правду! Иди к Ленину! - сказал степенный человек с отцовскими глазами.

- А где же мне искать его? - спросил Темиржан.

- Ищи Ленина там, где потоками льется рабочий пот, где безмерно страдают люди. Там спрашивай Ленина!

 Пошел Темиржан дальше, повторяя про себя: «Ленин! Ленин!» И птицы, казалось, пели это имя, и в каплях росы горело оно драгоценными алмазами - Ленин, Ленин!

 Вскоре пришел он к тому месту, где люди добывали под землею черный камень с затаившимся огнем: если положить его в очаг, будет пылать жарче чинаровых дров.

 Не испугался джигит - тоже спустился под землю.

- Я - Темиржан Казаноков, сын Асланбека, бедный горец из Кабарды, - сказал он прилежным работникам. - Я вышел искать великую правду, которая принесет князьям гибель и одарит счастьем всех бедняков. У меня два кинжала: если зазубрится один, выну из ножен другой. У меня две рубашки из шерсти кавказских овец: если износится одна, надену другую. У меня две теплые барашковые шапки: обветшает одна - достану из сумки другую. Я собрался в дальний путь! Скажите мне, люди черного камня, затаившего красный огонь, как найти мудрого человека по имени Ленин, который несет в своем сердце святую правду? Не живет ли он среди вас?

- Ты не ошибся, брат наш горец,- ответил Темиржану самый суровый на вид шахтер,- мы знаем Ленина, и он знает нас, но сейчас его здесь не найдешь: Ленин пошел к людям огня и железа. Иди следом за ним!

 Поблагодарил Темиржан своих новых друзей и отправился дальше, повторяя про себя: «Ленин! Ленин!» И ручьи, которые попадались навстречу ему, тоже пели это имя, чтобы он лучше запомнил его.

 Одна заря сменялась другою, кончался день и наступала ночь, а неутомимый джигит все шел и шел, не зная отдыха, словно нес его на своей спине быстроногий конь шагди.

 Вскоре вступил Темиржан на улицу огромного города. В середине стояли хрустальные дворцы, а по окраинам дымились закопченные дома-громады. К дымным трубам направил свой шаг посланец чабанов и табунщиков.

 В огромных кирпичных саклях гудели невиданные машины, кипело расплавленное железо, и полуголые люди, обливаясь потом, упрямо делали свое дело.

 Поприветствовал их Темиржан и сказал:

- Я - Темиржан Казаноков, сын Асланбека, бедный горец из Кабарды. Я ищу мудрого человека по имени Ленин, который знает правду подневольных людей. У меня два кинжала: если зазубрится один, выну из ножен другой. У меня две рубашки из шерсти кавказских овец: если износится одна, надену другую. У меня две теплые барашковые шапки: обветшает одна - достану из сумки другую. Я собрался в дальний путь! Скажите мне, люди огня и железа, где разыскать человека по имени Ленин? Говорят, он живет среди вас.

 Тогда отошел от пылающего очага самый могучий и самый душевный человек, положил свою мускулистую руку на плечо Темиржана и тихо сказал:

- Ты не ошибся, разумный джигит. Ленин сам учил нас своей великой правде. Но теперь он в холодной стране - Сибири. Туда бросили товарища Ленина царь и князья, ненавистные богачи. И все-таки Ленин с нами: зерна его правды прорастают в наших сердцах!

- Я всюду пойду за Лениным. Пойду за ним и в холодную страну Сибирь! - твердо сказал Темиржан, и глаза его загорелись, как полночные звезды.

- За Лениным идут только сильные духом, - сказал другой человек, тоже стоявший у большого огня. - Готов ли ты, горец, переплыть десять широких рек, перебраться через десять горных перевалов и пройти дремучий лес, который раскинулся на десять тысяч верст! Готов ли ты, кабардинский джигит, носить на своих руках и ногах тяжелые цепи, томиться в сырых казематах, изнывать от голода и жажды? Готов ли ты перенести все эти муки и даже отдать свою жизнь за Ленина?

- Готов! - ответил Темиржан и показал на свою грудь: - Ленин живет в моем сердце!

 Попрощался джигит с новыми друзьями и пошел в далекую, холодную страну Сибирь. Он шел, а вслед ему шумело дымное пламя заводов, вслед ему пели богатырские гудки, и в этих голосах огня и железа слышал он гордое имя - Ленин!

 Долго шел Темиржан, обратив свое лицо к Восходу. Одна заря сменяла другую, кончалось лето и наступала зима, а он все шел и шел, будто нес его крылатый конь нартов - альп.

 Бесконечны были трудные дороги, необъятна была широкая земля России, и бесчисленное множество друзей встретил на своем пути Темиржан. Когда пустела его сумка, ее снова наполняли хлебом добрые крестьяне. Когда он подходил к широким рекам, рыбаки сажали его в свои лодки. Когда он блуждал по глухой тайге, - охотники выводили его на проторенные тропы.

- Ленин! Ленин! - повторял джигит, и вековечная тайга подхватывала это имя, и дальние горы отвечали раскатистым эхом:

- Ленин! Ленин!

 Царские стражники пытались схватить, задержать джигита. Но не было такой силы, которая смогла бы устоять против его кинжала с пятью насечками на лезвии - по числу звуков дорогого имени.

 От частых битв иступился один кинжал. Хотел джигит вынуть из ножен другой, но подумал: «Нет, поберегу его Ленину. У него больше врагов, чем у меня».

 В долгом пути износилась одна рубашка из мягкой кавказской шерсти. Хотел джигит достать из сумки другую, но подумал: «Нет, поберегу ее Ленину. Плохо ему без теплой рубашки в холодной Сибири!»

 От палящего солнца, дождей и снега прохудилась крепкая барашковая шапка. Хотел джигит надеть другую, но подумал: «Нет, поберегу ее Ленину. Пускай он будет носить новую кавказскую шапку!»

 Так и шел Темиржан в старой шерстяной рубашке, в старой барашковой шапке, с зазубренным кинжалом на поясе.

 Наконец вырос перед ним высокий-высокий забор из толстых дубовых бревен. Остановился джигит и сказал:

- Я переплыл десять бурливых рек, я перебрался через десять горных перевалов, я прошел дремучий лес, который раскинулся на десять тысяч верст, - неужели не одолею эту преграду? - сказал так - и перелез через высокие бревна.

 За изгородью, на пустынной поляне, стояла обыкновенная крестьянская изба, с маленьким светлым окошком. Вошел в нее Темиржан и увидел: сидит за дубовым столом человек, а перед ним раскрыта толстая книга. Лоб у человека большой и ясный, глаза - веселые, в самую душу смотрят. И Темиржан сразу узнал его.

- Салам, Ленин! - выкликнул он радостно. - Я - Темиржан Казаноков, сын Асланбека, бедный горец из Кабарды. Я долго искал тебя, потому что ты знаешь правду бедных людей. У меня было два кинжала: один я иступил в битвах с князьями и стражниками, а другой сохранил тебе. У меня было две теплые рубашки из шерсти кавказских овец: одну я износил в пути, а другую принес тебе. У меня было две крепкие барашковые шапки: одна истлела от дождя и солнца на моей голове, а другую я уберег для тебя. Я прошел длинный путь. Скажи мне, Ленин, свою правду, правду, которая принесет гибель князьям и одарит счастьем всех бедняков!

 Низко поклонился Темиржан Ленину, положил перед ним свои подарки. А Ленин поднялся из-за стола, крепко расцеловал кавказского гостя и посадил рядом с собой.

 Много дней и ночей сидели они вот так, рядом, как сын с отцом или брат с братом, склонившись над мудрою книгой. И Ленин поведал Темиржану свою святую правду. И стал Темиржан человеком ленинской правды, могучим и непобедимым большевиком.

 Когда развернулось над широкой русской землей красное знамя Ленина, Темиржан с множеством других храбрецов поднимал его все выше и выше.

 Запомните имя славного джигита из Кабарды:

- Темиржан Казаноков, сын Асланбека, человек ленинской правды!



Категория: Михаил Киреев (Избранное) | Добавил: Talabas07 (06.06.2015)
Просмотров: 151 | Рейтинг: 0.0/0