Воскресенье, 25.06.2017, 20:10
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Сарате

5. Часть первая/Глава четвёртая
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

КАК ЛЕГКО ОБМАНУТЬСЯ

  Непривычное оживление царило в Ла-Виктории в день 22 января 1825 года, когда капитан Деламар и его шестьдесят гренадеров вошли в город.
  Этот старинный городок, обычно печальный, тихий и пустынный, вдруг словно преобразился: жители выглядывали из дверей и окон домов, толпились на углах, в необъяснимом нетерпении возбужденные и радостные бежали по пыльным улицам.
  Деламар был весьма удивлен таким скоплением народа и, не подозревая о том, что происходит тут на самом деле, подумал было, преисполненный вполне простительного тщеславия, что это он и его бравые воины послужили причиной необычного переполоха; посему он подтянулся и с видом победителя позволил себе, вопреки уставу, приветствовать легкими поклонами и взмахами шпаги группы людей попадавшихся ему на пути. Но немалым было его разочарование, когда он убедился в том, что ни мохнатые шапки его славных гренадеров, ни нарядная форма их командира не заслужили на этот раз дани восхищения уличной толпы, как то обыкновенно водится в наших провинциальных городках; наоборот, беспокойный люд не обращал на них ни малейшего внимания.
  Было очевидно, что нечто чрезвычайное занимало умы этих добрых людей, не оставляя места для иных впечатлении.
  Из самых отдаленных кварталов спешили на центральную площадь и главную улицу города мужчины разных сословий и званий, мальчишки всех возрастов и простолюдинки; одни кричали, другие пели, но всех обуревало жадное нетерпение, словно они боялись пропустить желанное зрелище. Повсюду говорили о невероятных событиях, рассказывали о кровавых преступлениях и запятнанное оскорбительными прозвищами, из уст в уста передавалось одно и то - же имя - имя, звук которого заставлял бледнеть даже самых отважных. Но где более всего бурлил и теснился народ, где разговоры превращались в запутанные споры и гневными и запальчивыми становились слова и угрозы - так это без сомнения, в конце главной улицы, рядом с рекой, откуда, в тени густых деревьев, берет начало дорога на Сан-Матео.
  Причиной всего переполоха было короткое сообщение, полученное городским алькальдом утром того дня; там доводилось до его сведения, что Сантос Сарате схвачен летучим отрядом у Самана и вскоре пленника привезут в Ла-Викторию, где в назидание всем он будет предан публичной казни.
  Если судить по суматохе, вызванной этим известием, то, пожалуй, упомянутый преступник был персоной немаловажной; и впрямь, он вполне заслуживал кровожадного нетерпения, с каким его здесь ожидали.
  Теперь, когда большая часть наших народных преданий и легенд погребена вместе с ушедшим поколением наших отцов, немногие помнят о злодеяниях Сантоса Сарате и, более того, вряд ли даже слышали имя прославленного бандита, хотя хроники долин Арагуа полны рассказами о кровавых похождениях этого страшного грабителя.
  Когда окончилась война за независимость и наши государственные мужи занялись перестройкой страны, а все граждане взялись за работу, чтобы вернуть благосостояние, утраченное за долгие годы упорной борьбы, Венесуэлу постигла новая болезнь, до сих пор скрытая за дымом сражений, под маской политических махинаций, какая часто прикрывает самые низкие страсти. Но вот лишились смысла ссылки на войну, упали личины, и позади легионера, отложившего в сторону оружие, возникла фигура бандита.
  С первыми проблесками мира многочисленные отряды грабителей, как зараза, рассыпались по дорогам и укрылись в лесах некоторых наших провинций. Заброшенные хутора, беззащитные деревни и даже городки, не имевшие постоянного гарнизона, стали ареной частых краж и убийств, совершаемых с неслыханной дерзостью.
  Чтобы положить конец подобным происшествиям, правительство, которое, по правде говоря, поначалу не придало большого значения этим нарушениям порядка, ограничилось, тем, что раздало оружие жителям селений, наиболее осаждаемых грабителями, да и то лишь отдельным лицам, известным своей благонадежностью и достойным
поведением. Но беспорядки, на пресечение которых была направлена эта мера, не уменьшились, скорее, наоборот, возрастали день ото дня, и местные власти, и само правительство, встревоженное наконец частыми и жестокими налетами, поспешили создать летучие отряды, нечто вроде сельской полиции, для того, чтобы охранять дороги, прочесывать леса и оказывать своевременную помощь путникам и сельским жителям. Однако и эта новая мера не смогла покончить с беспорядками: в отдельных округах многочисленные банды осмеливались вступать в бой с летучими отрядами и утверждали там свою власть, так что для преследования и устрашения преступников правительству пришлось перебросить сюда регулярные части под началом признанных и отважных командиров. И вот несколько батальонов объявили войну дерзким грабителям, а те с переменным успехом в течение долгого времени вели боевые действия, укрываясь в лесах, используя преимущества местности и вынужденное сообщничество беззащитных крестьян, обрабатывавших землю под зорким оком властителей сельвы.
  Среди самых опасных и известных главарей, о чьих деяниях более всего толковали в ту эпоху, самыми отважными считались знаменитый Сиснерос, действовавший на юге провинции Каракас, в долинах Туй, и Сантос Сарате, обосновавшийся в сельве Гуэре, в центре арагуаских долин.
  Сиснерос был фанатичный индеец, искусный мастер малой войны, хитрый, неутомимый и напористый, который, всего с несколькими головорезами, совершая всяческие злодеяния, пытался сохранить власть Испании над Венесуэлой и на протяжении долгих лет борьбы стоил нации немалых денег и множества человеческих жизней.
  Сарате, напротив, не прикрывал свои преступные действия прозрачным щитом политики, он был честнее. В последние годы войны за независимость, предаваясь почетному ремеслу грабителя с большой дороги, он с одинаковой беспристрастностью нападал на венесуэльцев и на испанцев и не обращал внимания на политические убеждения своих жертв. Таким образом, ни одна из сторон не имела повода обижаться, и это полностью доказывалось постоянными усилиями военачальников и гражданских властей обоих враждующих лагерей обезопасить их общего врага, когда только то позволяли обстоятельства.
  Проходили годы; и патриоты, и роялисты(1) не раз оповещали о смерти упорного бандита, но он, точно мифическая птица феникс, вновь возникал из пепла, столь же сильный и грозный, окруженный все более громкой славой, чему, без сомнения, способствовали его могучее сложение, хитрость, граничившая с прозрением, беспримерная отвага и почти сверхъестественная власть над крестьянами и над членами своей банды. И вот в середине тысяча восемьсот двадцать четвертого года, после короткого отсутствия, Сантос Сарате вновь появился в сельве Гуэре, сея ужас среди жителей мирных селений, лежащих по соседству с этим мрачным и зловещим лесом, который в те времена тянулся между Турмеро и Маракаем, спускаясь к берегам озера Валенсия и подножиям прибрежных гор.
  На этот раз главнокомандующий венесуэльской армией не замедлил бросить военные подразделения на его поимку; он повысил цену, давно назначенную за голову дерзкого бандита, который совершал каждый день новые преступления, словно в издевку над преследователями, и решил наконец покончить с разбойником, поручив дело опытному и храброму командиру.
  Власти провинции Арагуа и новая ищейка, направленная Паэсом по следам Сарате, обсудили методы, казавшиеся им наиболее действенными, и, перебрав тысячу проектов, договорились собрать в провинции, постепенно и под различными предлогами, чтобы не спугнуть бандитов, два батальона регулярных войск, разместить их ротами в разных городах и селениях, расположенных вдоль опушки сельвы Гуэре, и в один прекрасный день окружить ее, перекрыть дороги и захлопнуть ловушку, захватив грабителя живым или мертвым вместе со всей его бандой.
  Проект, несомненно, был неплохо задуман и ожидали только прибытия роты гренадеров из Каракаса, чтобы начать облаву; именно эта рота с триумфом вступила в Ла-Викторию вечером 22 января 1825 года под предводительством ее славного командира капитана Орасио Деламара.
  Но все, казалось, было -уже закончено, и наш пылкий капитан, так торопившийся поспеть вовремя, еще раз с огорчением убеждался, что слишком поздно прибыл к театру военных действий, где он рассчитывал блеснуть талантами и прославить свое имя.


Пояснения:
  1) Патриоты - здесь: сторонники независимости Венесуэлы от испанской короны; роялисты - в данном случае сторонники испанского короля.



Категория: Сарате | Добавил: Talabas07 (25.02.2010)
Просмотров: 633 | Рейтинг: 0.0/0