Вторник, 25.04.2017, 15:29
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 39
3

 Когда мелик Исраел, по обычаю, приложился к руке католикоса всех армян, тот тоже ткнулся бородкой ему в лоб и дрогнувшим от волнения голосом сказал:

- Мне все ведомо. Понимаю, чего это тебе стоило. Ты совершил подобное тому, что некогда и я сделал с ереванским ханом Сафи. Я тогда бежал из монастыря апостола Анания, где хан заточил меня за то, что я, когда он потребовал передать в его владение озеро и прилегающие окрестности, заявил, что это земли Эчмиадзина и отторгнуть их никто не властен... Эх, сын мой, больно за то, что шаху и султану на армянина часто наговаривает армянин. Вот я как раз перед твоим приходом с болью душевной раздумывал над всем этим... Несколько лет назад некто Егиазар Айнтапци из Иерусалимской братии, подкупив великого визиря Турции, при содействии чиновных лиц был объявлен католикосом, влияние которого простиралось на всю Турецкую Армению, что само по себе явилось опасной угрозой единству Эчмиадзинского святого трона. И это в такие тяжелые для нашего народа времена!.. Ну и, понятно, вокруг патриаршего трона кишмя закишели разного рода заговорщики. Случилось даже такое. Ехал я к шаху с жалобой. В пути меня насильственно задержал хан Сафи и заточил в Ананьинском монастыре. И в этот-то момент перешедший на сторону Егиазара Ванофий сделал много подлого. Он и до того не раз шкодил, однако я всегда прощал ему за острый ум и красноречие. Но тут чаша моего терпения переполнилась. Когда мне наконец удалось все же бежать, добраться до шаха и убедить его в виновности хана Сафи. За что шах заковал своего наместника в цепи, я взялся за Ванофия: вернувшись в Эчмиадзин, отрезал ему бороду сослал на остров на Севане... А сегодня, сын мой, мне принесли известие о том, что он умер в горе, раскаиваясь в содеянном!.. - Католикос смахнул слезу, тяжело вздохнул.- Как бы то ни было, мы ведь прошли вместе долгую жизнь, и я стал причиной его смерти... И, однако, попробуем забыть все это. Поговорим-ка лучше о тебе. Найти такой выход в столь сложной ситуации и взять на себя эдакую ответственность достойно потомка славного рода Прошянов! Мыслимое ли дело суметь, минуя ханских ищеек, добраться до шаха, войти к нему в доверие и вернуться с желанной удачей! Будь трижды благословен, сын мой!..

 Святейший часто сиживал перед первым от входа окном в патриаршем покое. Оттуда хорошо просматривались два Масиса и голубые вершины Армянского нагорья. Это был его любимый уголок. Там стояло несколько низких скамеек с мягкими подушками и круглый столик, тоже низкий. Католикос часто принимал тут своих посетителей. Отсюда он взирал на мир и с грустью думал о том, как необходимы долине этих гор новые озера, каналы, как надо бы заняться ремонтом и реставрацией церквей и храмов и озеленением...

 В тот день он сидел на своем любимом месте, охваченный печалью и раздумьями, когда вдруг доложили о приезде мелика Исраела. Встретив его, католикос не сразу оторвался от дум. Потом они долго беседовали и вот сейчас сидели молча...

 Мелик смотрел туда же, куда был устремлен взгляд католикоса, на храм святой Гаянэ. Католикос приметил, что один из камней в арке над узким сводчатым окном сильно подточен ветрами, того и гляди совсем выпадет. Досадно ему стало, что он только сейчас это увидел, ведь храм все время перед глазами. «Надо завтра же велеть заменить камень»,- подумал католикос Акоп...

- Сегодня меня привело сюда другое, святейший...

- Все, что ты делаешь, всегда благородно. Говори, я слушаю тебя, мелик.

 А взгляд католикоса при этом все не отрывался от храма.

- Когда предполагается наше посольство в страны Европы?..

- Со дня, как мы об этом решили, прошло уже целых семь месяцев, но пока... То и дело какая-нибудь помеха!..- вздохнул святейший, крутя изумрудный перстень на желтой руке.- Кзлбаши уж очень настороженны... Во всяком случае, не позже конца октября надо выезжать. Если, конечно, не произойдет ничего чрезвычайного.

- Святейший, я хочу, чтобы вместо меня с вами поехал мой сын,- без обиняков сказал мелик Исраел.- Он умен, энергичен. И к тому же молод. Не сочти, что устами моими глаголет отцовская гордость за сына. Нет, святейший. Я готов поклясться на Библии, он действительно таков. Но не в этом причина того, что сын заменит меня. Уж очень тяжелое сейчас положение в моем меликстве. Хан Шариф клином врезался в Шаапуник. Пока я отбросил его, но он конечно же не успокоится и будет строить новые козни. Ну, а не дай бог узнает, что я уехал из Шаапуника... Нет, я ни минуты не сомневаюсь, что Яври тоже поставит его на колени, если дело дойдет до открытого столкновения, он это уже доказал в битве за Бичанаг и Гомри. Но хан хитер и вероломен. Согласись, я не могу оставить сына во вражьей пасти. И сына, и мои владения!..

 Святейший по-прежнему крутил перстень на пальце, рассматривал руки. Но вот наконец заговорил:

- Да, положение трудное.- Тон, каким он это сказал, обнадеживал мелика.- Хан Шариф сейчас будет зорко следить за тобой. Твое предположение верное. Кзлбаши укрепились в Нахичеване, теперь они тянут свои шупальца к Шаапунику, чтобы потом задушить Сюник, а там и Арцах... Во что бы то ни стало надо преградить им путь в Шаапуник! Иначе нам потом уже ни за что не сделать разорванную в клочья страну! - Католикос тяжело, со свистом вздохнул и пожаловался: - Ох, до чего же трудно дышится!.. Ты прав, мелик, надо подумать над этим...

- Да зацветет твой посох, святейший, как зацвел посох Агарона!

- Благослови тебя бог! - сказал католикос и, взяв стоявший рядом пастуший посох с вырезанной на нем головой дракона, поставил его между колен.

- Не пожелает ли святейший лично познакомиться с моим сыном?

- Пожалуй, пришли его.

- На этой же неделе!..

- Буду ждать.

 Святейший снова устремил взгляд на храм святой Гаянэ, на камень в арке, который заметно подточен и сдвинут.



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (26.05.2015)
Просмотров: 142 | Рейтинг: 0.0/0