Вторник, 25.04.2017, 21:34
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 41
2

 Было очень ясно, но и очень холодно. Ангехакотцы собрались в маленькой вырубленной в скале церкви и вокруг нее. Стоял мерный гул, и все находились в каком-то странном движении, словно сговорились сдвинуть с места церквушку. Казалось, что она и впрямь уже стронулась и плывет. Потом гул стал похож на жужжание сгрудившегося пчелиного роя. И вдруг церковь зазвонила, загудела вместе с толпой, как бы клонясь медным звоном своим к пропасти,- того и гляди, рухнет, расплескав по скалам стоны колоколов.

 Но вот толпа раскололась надвое, образовав нечто вроде коридора. Взоры всех устремились к церковному входу. Первым в нем показался протоиерей Гедеон в рясе из овчинных шкур, в золоченом клобуке, увенчанном сверкающим крестиком, на груди распятие на белой цепи.. В больших руках протоиерея раскрытый псалтырь. Прямо с паперти он благословил паству, перекрестив ее распятием, и двинулся вперед, читая молитву. За ним следовали священники в шитых золотом ризах, тоже с псалтырями и с крестами. За священниками шли дьяконы - в белом, с непокрытыми головами и с кадилами в руках. Дальше шли служки, и уж за ними паства.

 Среди священнослужителей шествовал мало кому знакомый юноша в мирской одежде. Всем хотелось узнать, кто он. Но 6ыл в толпе и некто, неотрывно провожавший его взглядом, полным радости и счастья.

 Процессия продвигалась к Воротану.

 На берегу к хору молящихся примешались звуки зурны и бубна. А на скале еще трезвонили колокола опустевшей церквушки.

 Никогда дотоле Ангехакот не знал такого многолюдья и столь шумного празднества по случаю крещения. Здесь как бы слилось все: угроза навязывания чужой веры и протест против этого, горе утрат и радость победы, одержанной шаапуникцами над нахичеванским ханом... Многое выражалось в этом празднестве.

 Все собрались вокруг купели, загодя сделанной метрах в двадцати от берега реки. Отец Гедеон, подняв взор к небесам, возгласил своим звучным, будто самим богом ему данным, голосом:

- Сегодня и во веки веков к тебе, господь наш всемогущий, мы говорим: ты велик и деяния твои чудотворны! Аминь!..

- Аминь! - а один голос повторили в толпе собравшихся. И все при этом взирали в небеса. Только одна пара глаз не отрывалась от отца Гедеона. Эхо были глаза его дочери Рипсиме. И лишь тогда, когда отец опустил взгляд к купели, она, обратившись к небу, сказала про себя: «Господь наш, Иисус Христос, ниспошли каждому молящему десятикратно все то, что ему по сердцу, а мне...» Из глаз ее на грудь капнула слеза.

 Отец Гедеон тем временем продолжал:

- Благослови господь и освяти крестным знамением эту купель, воздай во имя отца и сына и святого духа, ныне и присно и во веки веков!..

 Священнослужители вторили отцу Гедеону. А тот, вынув из купели крест, осенил Яври и отдал ему крест. Рипсиме невольно вскрикнула от радости, увидев в этом знак близости между отцом и Яври. Люди обернулись к ней на голос, и оттого многие пропустили слова протоиерея, обращенные к крестному отцу.

 Снова, гремя цепями, закадили кадила, и миряне, присоединившись к священникам, затянули псалом, А вскоре все закружилось в музыке, в пении, в танцах...

 Рипсиме была как зачарованная. Ей казалось, что это вовсе не чье-то крещение, а ее свадьба с сыном славного мелика шаапуникского. И будто бы отец, осеняя Яври крестом, брал с него клятву верности и благословлял венчание. И народ тоже благословлял их священный союз, и теперь вот с музыкой провожают ее из отчего дома...

 Так думала смущенная Рипсиме и шла опустив глаза, как и подобает невесте... Но вот она подняла ресницы и увидела, что людской поток движется к берегу реки, и, очнувшись от грез, горько вздохнула. Вздохнула еще и потому, что вспомнила, как отец однажды сказал: «Не то что мелик, пусть хоть сам царевич попросит твоей руки - не отдам. Мать твоя померла, и ты, моя единственная дочь, должна выйти замуж в нашем селе, чтобы не оставить меня без призрения в дни старческой немощи. Таково веление бога! Вспомни, что в писании сказано: «Праведностью твоей да упокоишь мир...»

 Когда Рипсиме проходила мимо купели, там уже не оставалось ни капли освященной воды. А ей так хотелось окропить пальцы водой, в которую Яври опускал свои руки, вынимая крест.

 Она все же хотела нагнуться, но кто-то вдруг, коснувшись ее локтя, протянул ей чашу со святой водой. Рипсиме обернулась и, увидев глупо ухмыляющегося Степана, нахмурилась и поспешила присоединиться к подругам.

 Теперь народ уже подошел к реке с той стороны, где в скалах было нечто вроде заливчика, и вода там не буйствовала, задерживалась. Священники снова затянули псалмы в ожидании, пока кто-то из паствы решится войти в студеную воду и вынести крест.

 Люди с любопытством высматривали, кто это будет, словно ждали, что явится ангел божий, а не кто-то из них выйдет вперед.

 И ведь оно почти так и случилось. Кто-то вдруг, словно бы от самой скалы отделился, поднялся на камень, человек этот был в одном белье. Перекрестившись, он бросился в реку. Все совершилось столь мгновенно, что его и разглядеть-то никто не успел. Но вот он вынырнул, встряхнул головой и с мученической улыбкой на губах предстал перед отцом Гедеоном.

- Степан!..- пронеслось в толпе.

 Отец Гедеон осенил крестом дрожащего в ознобе нареченного жениха своей дочери. Кто-то из дьяконов протянул поднос. Степан положил на него крест и, взяв поднос в руки, крепко держал его, словно боялся выронить.- Люди цепочкой потянулись целовать крест. И каждый при этом кидал монетку.

- Скоро поднос был полон золота и серебра. Когда наконец все приложились к кресту. Степан, с той же мученической улыбкой на устах, подал поднос отцу Гедеону и стремглав кинулся домой.

 Через неделю он умер...



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (26.05.2015)
Просмотров: 130 | Рейтинг: 0.0/0