Четверг, 25.05.2017, 17:18
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 50
3

 И сейчас, когда армянские делегаты на первых же шагах, что называется, споткнулись, у Яври было время поразмышлять, идучи по улицам Константинополя, о судьбах армян. Вспомнились и последние слова Арчила: «Мы пока поживем, изыскивая общий язык с врагом, а там посмотрим...» Да, подумалось Яври как бы в подтверждение слов Арчила, в народе говорится: ту руку, которую не можешь отрубить, облобызай приложи к своему лбу. Однако это не помогает армянам.

 Такие тяжелые думы владели самым молодым из делегатов армян. Можно подумать, что какой-то невидимый злой дух постоянно преследует армянский народ. И болезнь католикоса - не иначе как происки злых сил...

 Вдали что-то грохнуло. Может, это еще один камень упал с Византийской стены? Много веков назад старались построить ее как можно крепче, связывая с каждым камнем защиту народа. А сейчас камень, может, упал сам, без приложения какой-либо силы? Просто упал, чтобы очнулся сын армян... И, очнувшись, взял себя в руки и пошел бы уверенно...

 Яври вошел к святейшему. Больной лежал все в том же положении, в каком Яври оставил его. И, как прежде, вокруг него в печали сидели члены делегации и священнослужители Константинопольской общины. Приехал из Иерусалима и Егиазар Айнтапци. Он признал католикоса всех армян, покорился ему и приветствовал его миссию. Был тут и кое-кто из светских, люди, как правило, сановные.

 Как всегда, кто-нибудь подходил поближе, в надежде услышать хоть слово от умирающего католикоса, может, последнее.

 Сейчас у изголовья стоял, склонившись над больным, Сурен Татеваци.

- Святейший, а святейший. Открой глаза...

 Католикос с трудом поднял веки, невидящим взглядом посмотрел вокруг...

- Как ты себя чувствуешь, святейший? Скажи что-нибудь...

 Но святейший упорно не говорил этого «что нибудь», и неизвестно почему. Ведь что-то он должен был сказать, этот умирающий в чужой стране патриарх!

- Хорошо себя чувствую,- отвечал он всем одно и то же, тихо, словно с того света, и опять прикрывал веки. А люди в горе и отчаянии молча смотрели друг на друга.

 Лишь один Яври не выглядел печальным. Он сидел чуть поодаль от всех остальных и оглядывал присутствующих. И перемена эта в молодом княжиче в момент, когда вместе с католикосом умирала надежда армян, всех удивляла.

 Откуда им было знать, что причиной этому - упавший с Византийской стены камень. Он принес прозрение юноше, в котором впредь уже ничто не сможет подавить силы духа

 Перед рассветом, когда переливчато-мраморное небо над Мраморным морем бросало косой отсвет на стекла окон, когда от чудес пробудившейся природы, развязав языки, восторженно запели птицы, когда сорвавшийся с вечнозеленых сказочных берегов Босфора напоенный ароматами ветер со стуком распахнул форточку и ворвался в покои, вдруг ожили измученные долгой бессонной ночью и душевной угнетенностью люди. И католикос тоже словно очнулся: тихо зевнул, слегка потянулся вперед и оглядел всех сидящих вокруг.

- Как ты чувствуешь себя, святейший? - спросили сразу несколько человек с надеждой в голосе,

- Слава господу!..- ответил католикос едва слышно и даже вроде бы улыбнулся. Но это, может, просто показалось людям, привыкшим всегда видеть в его глазах добрую улыбку.

 Обнадеженные, они стали придвигать стулья поближе.

- А как вы?- спросил святейший, будто он явился издалека и давно всех не видал.

- Как мы можем быть, когда вождь наш в такой час вдруг заболел? - за всех ответил Егиазар Айнтапци.- Уговорил меня действовать заодно с вами, и вот...

- На все воля божья. Не огорчайтесь!..- Взор католикоса снова затуманился, как у младенца перед глубоким сном.

- Отдохни, святейший. Хочешь, мы оставим тебя одного?

 Святейший повернул на подушке голову туда, откуда донесся голос говорящего. Это был Яври. Католикос ласково проговорил:

- Нет не надо. Я и так скоро уединюсь... Пока оставайтесь... Подобие улыбки снова скользнуло по лицу и тут же исчезло.

- Я голоден...

 Люди засуетились, подложили подушки, чтобы ему было поудобней.

 Католикос благодарно посмотрел вокруг и снова прикрыл веки. Он тяжело задышал, и все опять забеспокоились.

- Святейший?

 Больной открыл глаза, но посмотрел он на свои руки. Желтые, как пергамент.

- Вы все здесь? - тихо спросил католикос.

- Все, святейший!..

- Сейчас надо быть сплоченными более, чем когда-либо!.. Чем когда-либо...- вздохнув, повторил он.- Превыше нужд народа ничего нет. Я поручаю вам заботу о народе. Уберегите его, сделайте все, чтобы не погиб.

 Люди слушали с напряженным вниманием. Католикос закрыл глаза, но еще дышал, и потому все были исполнены молчаливого внимания.

- Я бы хотел...- Он опять прерывисто вздохнул.- Я бы хотел, чтобы после меня на патриарший престол воссел епископ Егиазар, чтобы у Эчмиадзина не было противоборца...

 Кровь прилила и так же быстро отхлынула от лица Егиазара. Он стыдливо опустил взгляд.

- Епископ Егиазар умен и деятелен...

- Святейший!..- с болью проговорили сразу несколько человек.

- Ну вот... Я умираю...



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (27.05.2015)
Просмотров: 160 | Рейтинг: 0.0/0