Суббота, 27.05.2017, 01:37
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 51
4

 Похороны были скорбными. Не только потому, что почил в бозе почитаемый всеми восьмидесятитрехлетний католикос, долго и разумно правивший паствой. Люди оплакивали свою судьбу, свою тяжкую долю, из-за коей и престарелый пастырь армян вынужден был, искать сочувствия и помощи у правителей христианских государств

 Католикос лежал в гробу, и люди скорбели о нем и о трагической судьбе нации.

 В скорби пребывало все, что было армянского в этом чужом городе. Скорбным был шелест пергамента псалтырей-маштоцев в руках священников, скорбно звучали армянские слова. Четырехголосой скорбью скорбели колокола всех церквей. Скорбели в молчании язычками трепещущего пламени свечи и мелодично позванивающие цепями, курящие ладаном кадила. Скорбели вырезанные в камне месроповские письмена.

 И всеобщая эта скорбь передавалась всем, кто присутствовал на похоронах, вызывая слезы у каждого.

 И только у одного человека глаза оставались сухими, хотя и он глубоко переживал и чувствовал все происходящее. Он думал о том, что в стеснении и семья, и община, и народ испытывают необходимость в ком-то одном, способном властвовать умами, кто может слезы людские обернуть во гнев, побудить народ ковать свою судьбу собственными руками.

 Тот, кто думал такое, родился, чтобы стать новым Варданом, Васаком Мамиконяном или Васаком Хаченцем. Но так уж сложилось, что на него пока пала роль скромного ходатая, с мольбой взывающего к совести чужих народов. И даже в этом пока не сумел сослужить службу своему народу.

 Однако сын мелика Исраела Яври (а это был он) не терял надежд. Все семь скорбных дней он строил планы.

 И какие планы! Поделись он ими с кем-нибудь, только улыбку бы вызвал. Но для Яври ничего невозможного не было. Самые дерзновенные мечты не казались ему неосуществимыми. Переживая про себя то, что, по его мнению, следовало делать, Яври не замечал, что творилось вокруг.

 А спустя немного, когда церемония отпевания была завершена и усопшего католикоса уже должны были похоронить, Яври в надгробной речи передал это свое настроение окружающим.

 Речь его была краткой:

- Не скорбеть, не горевать нам сейчас следует. Это расслабляет. Давайте лучше поклянемся святой и свежей могилой нашего духовного пастыря, что мы будем едины и исполним все то, что задумал, но не успел выполнить он!

 Едва Яври закончил свою речь, как какой-то молодой человек, вдруг взяв его за руку, отвел в сторону и, исполненный воодушевления, обнял и расцеловал Яври.

- Я купец Ованес-Спират! - назвался он.

- Рад познакомиться! - проговорил Исраел Яври, мысленно повторяя услышанное имя, чтобы не забыть.

- Мы еще встретимся! - сказал Ованес-Спират.

 Взгляды собравшихся были устремлены на Яври. И было в этих взглядах большое почтение.

 Смолкшие было колокола снова скорбно зазвонили и стихли.

 Погребение свершилось.



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (27.05.2015)
Просмотров: 175 | Рейтинг: 0.0/0