Четверг, 21.09.2017, 11:45
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 57
5

 Всего было раскинуто одиннадцать шатров. И меликский ничем не отличался от других. Часовые всю ночь кружили около шатров и были бдительны... Очень скоро они узнали, что ханские кзлбаши тайно следили за ними. Вот кто-то, казалось, вырос вдруг прямо перед палаткой мелика. Это был сельчанин с редкой бороденкой, среднего роста, в бараньей папахе. Когда, оглядевшись, он уже хотел концом палки приподнять полог меликского шатра, подоспели часовые и схватили его.

- Мне нужен мелик,- спокойно проговорил сельчанин.

- В жизни своей не увидишь мелика, предатель! Как ты пролез? - Они рванули его и потащили в сторону.- Мы сейчас переломаем тебе кости.

- Не будьте столь неразумны, я должен сообщить мелику важную вещь.

- Говори, как ты пробрался сюда, ловкая лиса? Сначала скажи, а уж потом мы решим, вести ли тебя к мелику...

 Мелик, который только что вернулся от хана, услыхал шум и вышел из шатра,

- Что случилось? - спросил он.

 Часовые рассказали.

- Если уж он сумел дойти до самого моего шатра, с какой бы целью ни явился, пусть войдет,- сказал мелик и направился обратно в шатер.

- Доброго здравия мелику Исраелу! - вытянувшись в струну как воин, сказал незнакомец.

- Доброго здравия.

- Твоя жизнь принадлежит не только тебе, мелик, а потому позволь спросить: почему ты так неосторожен?

- Кто ты и почему тебя заботит моя жизнь?

- Придвинь поближе лампаду - может, узнаешь.

 Мелик пододвинул лампаду. Сельчанин снял папаху, пригладил взлохмаченную для виду бороду, и мелик удивился:

- Отец Костанд? Как ты пробрался сюда? За нами ведь неотступно следят кзлбаши?

- Мои храбрецы доставят меня, куда только захочу. Я прошел под носом у хваленых кзлбашей и мог бы всех до единого убрать бесшумно, да рискованно, как бы тебе не навредить.. А ты знаешь, что тебя вызвали сюда, чтобы лишить жизни?

- Садись-ка отец Костанд!.. Можно ли мне отсиживаться дома, если армянская земля разодрана в клочья?..

- Но и то, что в такое время ты уезжаешь из дома, для армян тоже никакой пользы не приносит... Если мы или, скажем, повстанцы Гохтана и Сюника с оружием в руках укрепились в горах и ущельях, чтобы хоть чуточку передохнули мирные жители, то делали мы это с надеждой, что в случае чего нас поддержат меликства Арцаха, Шаапуника, Сюника. Для нас, нахичеванских повстанцев, особенно велико значение Шаапуника. Не дай бог, сгинет - все пропало. И тебе, мелику Исраелу Прошяну, это понятно и известно лучше, чем кому-либо. Я пришел к тебе от имени сотен повстанцев просить-умолять, чтобы любой ценой ты изыскал повод не принимать участия в завтрашней охоте.

- Проявить трусость не могу, отец Костанд. Думаю, что хан Мухаммед-Рза, прикидываясь другом, действительно хочет некоторое время сохранять спокойствие в пределах своего ханства. Ему это нужно. Ведь он знает, как шах наказал хана Шарифа. И нам тоже нужно это временное затишье. А значит, пусть, хоть обманывая друг друга, пока сохраним этот видимый мир до желанного часа...

- Нам настолько хорошо известны хитросплетения хана Мухаммеда-Рзы, мелик, что, ей-богу, слушая тебя, я думаю, что ты просто ищешь гибели. Пойми, этот хан много хитрее своего предшественника. И шах намеренно направил сюда такого хитреца, чтобы то, что Шариф не смог сделать силой, этот сделал бы хитростью. И еще знай, мелик, что, если бы мы не спустились с гор на берег Ернджака, в эту ночь на пиру ты уже был бы отравлен, а всех твоих телохранителей должны были бы вырезать!..

- Я догадывался, но не до конца этому верил. Однако держался осторожно и совсем не случайно разбил шатры для моих людей подальше от резиденции хана. Я не скрыл своих подозрений от хана. Но в то же время показал, что надеюсь найти с ним общий язык. Думаю, что сейчас, опасаясь вас, хан ничего мне не сделает, и потому нет надобности в поступках, которые могут все испортить.

- Я понимаю тебя, мелик, но ничто не должно свершиться ценой твоей жизни. Не сумев провести свой план - отравить тебя и уничтожить твоих телохранителей, хан решил пойти на новую хитрость: во время охоты тебя должны тяжело ранить так, чтобы ты чуть живой остался. И это он велел сделать столь хитро, чтоб тебе и в голову не пришло, что все было подстроено.

- Отец Костанд, ты связываешь мне не только руки, но и язык. Я хочу усыпить в себе подозрения, а ты всячески стараешься разбудить их. Тогда что же прикажешь делать, чтобы выиграть время?

- Дело не в подозрениях, мелик. Я говорю то, что знаю точно.

- Откуда ты можешь так точно знать, что происходит в ханском дворце?

 Костанд Астапатци хитро улыбнулся.

- Есть вещи, которые мы скрываем даже от себя,- сказал он.- У людей, живущих под открытым небом и уповающих в конечной цели только на свои мечи,- свои законы, не придуманные, а рожденные из общих интересов самих же этих людей. Я не скажу тебе всего, мелик, потому что мне не дано такого права. Скажу лишь, что у нас есть свой человек, приставленный непосредственно к хану...

 Мелик долго молчал.

- Попробую отказаться от охоты!..- проговорил он наконец.

- Обязательно надо отказаться.

- Попробую...- повторил мелик.

- Ну, уже рассветает, пусть будет добрым это утро, мелик!

- Доброго тебе пути, отец Костанд. Желаю удачи твоим храбрецам. Сохраним наш народ!..

- Армянин должен жить!.. Девиз этот мы должны, нести на наших мечах и передать его нашим потомкам. И так до тех пор, пока жизнь не восторжествует и за нее уже не надо будет биться!..

- Чем могу тебе помочь, чтобы обеспечить безопасность твоего возвращения?..

- Здесь неподалеку меня ждут мои храбрецы и мой конь. Все будет хорошо. Доброго утра, мелик.

 Ушел Костанд Астапатци, а мелик Исраел так и не лег спать. Светало, но он все не мог решить, что ему делать. Глядя на тлеющую лучину, он думал о том, что отец Костанд, пожалуй, излишне осторожен, хочет удержать его подальше от возможных опасностей. «И откуда он узнал, что хан собирается на охоту? Откуда узнал, что встретит меня сегодня на берегу Ернджака?.. Да, ему известно все, что происходит во дворце. Это необыкновенный человек... Но как отказаться от охоты?..»

 Сон сморил его, так и не дав подыскать причину отказа.



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (27.05.2015)
Просмотров: 193 | Рейтинг: 0.0/0