Понедельник, 20.11.2017, 10:42
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 58
6

 По дну ущелья протекал тоненький ручеек. Он бился в камнях, и в ночной тишине это было похоже на цокот копыт: будто ущельем едут всадники.

 Отец Костанд и с ним двое других только что вывели из пещеры лошадей и еще не сели на них, когда какие-то шаги смешались с рокотом ручья. Они снова загнали лошадей в пещеру и, выбрав укромное место, стали ждать. Звук шагов, приближаясь, становился отчетливей. И вот показались двое. Они остановились чуть в стороне от пещеры.

- Не стану тебя долго мучить. Немного ты пороешь, потом я, - сказал один из них, вооруженный топором и мечом.

- А я считаю, что тебе и вовсе нечего утруждать себя. К чему мне могила в этой чужой стране? Пусть уж лучше стану добычей для птиц. К тому же и родина моя отсюда недалеко. Может, птицы донесут что-нибудь от меня и до нее. Секи мне голову, если не хочешь очень меня мучить.

- Понимаю тебя. Но ущелье это расположено слишком близко от ханского дома, воздух испортится. Из-за тебя беды не оберешься. Копай давай. Земля мягкая, одолеешь...

 Тут-то над ними выросли трое.

- Похоронить легко, но ты сначала скажи, за какие грехи будешь рубить голову этому юноше? - спросил один из них.

 Палач решил, что перед ним пастухи-крестьяне и спрашивают из чистого любопытства.

- Палача не касается, за что ему велят рубить головы. И пока я заодно не отрубил и ваши, сгиньте поскорее отсюда. Кто разрешил вам зайти в этот заповедник?..

- Я Костанд Астапатци. Мы сейчас так тебя похороним, палач, что твой хан ни за что не почует плохого запаха. Палач хотел что-то крикнуть, но Астапатци, выхватив меч из ножен, ударил плашмя, и топор выпал у палача из рук. В то же мгновение один из повстанцев ударил палача кулаком в висок. Разделались с ним без крови. Палач упал замертво.

 Спасенный от смерти юноша растерянно стоял в стороне.

- Если вы действительно добрые люди,- сказал он наконец,- позвольте мне совершить намаз, возблагодарить чудо, уже в какой раз спасающее меня от смерти.

- Что ж, молись. Это праведно. Тем более в такое священное утро. Но промедление опасно. Надо спешить в горы. А один из нас,- он повернулся к своим товарищам,- должен взять этот труп к себе на лошадь: оставлять его здесь нельзя. Хан пусть думает, что в его палаче вдруг проснулась совесть и он сбежал вместе с приговоренным.

 Спасенный от смерти перс тоже забрался на круп другой лошади, и они поднялись в горы.

 Около Смбатаберда, на краю глубокой пропасти, Костанд Астапатци придержал коня.

- Ну, а теперь кидайте этого мерзавца! - сказал он.- А как тебя зовут, юноша?

- Шамси.

- Не знаю, что у тебя в душе, но имя носишь доброе*.

 Шамси ничего не сказал.

- В этих горах человек ближе к богу, Шамси. Можешь зайти хоть вон за ту скалу, и ты уже наедине с собой, со своим аллахом. Молись себе сколько хочешь. Если ты в самом деле спасался от многих смертей, значит, есть сила, которая тебя бережет. Ну, иди же.

- А куда вы меня потом поведете? - поинтересовался Шамси.

- Кончай с намазом, узнаешь...

 Костанд говорил строго и решительно, но Шамси не волновался. Совершив намаз, он скоро вернулся.

- По всему видно, что ты из придворных, за что же тебе вдруг решили отрубить голову? - спросил отец Костанд.

- Только за то, что пришелся не по душе хану!
 
 Шамси не стал рассказывать подробностей.

- Что делал при дворе?

- Пел.

- Ну, тогда что же удивляться, что не раз спасался от смерти? Песню убить нельзя,- сказал отец Костанд.- Мы повстанцы, Шамси. Обитаем сейчас здесь, в этих горах, потому что очень уж вы, персы и турки, задавили нас, отняли нашу родину, разрушили наши дома, храмы, затоптали нашу честь. Если нам и не суждено снова обрести родину, мы умрем как армяне: только в бою.

 Шамси виновато опустил голову.

- Что ж теперь с тобой делать?..- раздумывал отец Костанд.

- Убейте, как одного из тех, кто отнял у вас родину и загнал в эти горы...

 Отец Костанд улыбнулся:

- Я имею в виду, чем бы тебе помочь? Хочешь, останься у нас, будем братьями? Ты со своим аллахом, а мы - с нашим богом. А если тебе есть куда идти, можем доставить...

- Для вас каждый перс - это враг, не так ли? - спросил Шамси.

- Каждый, кто пришел на нашу землю поработителем, захватчиком.

- Понимаю. Но я знаю, что не все оказавшиеся здесь персы хотят отнять у вас землю. И, однако, вы убьете всякого, кто вам попадется. А они ведь мои соотечественники, как же я могу видеть, как льется их кровь, хоть я и понимаю, что вы правы? Если ты, отец, не знаю почему, но жалеешь меня, прикажи одному из твоих людей проводить меня до берега Аракса.

- Хорошо, этой же ночью тебя проводят.

----------------
* Шамси - дословно: «солнце» (перс.)



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (27.05.2015)
Просмотров: 192 | Рейтинг: 0.0/0