Понедельник, 26.06.2017, 18:31
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 68. Глава четвертая
1

 В сводчатых палатах дворца неспокойная тишина. Придворные восседали на подушках, устремив взгляды на узкий проход в глубине зала, с правой стороны. Там была лестница, ведущая на второй этаж. Но вот лестница осветилась. Показался сначала один золоченый башмак с загнутым носком, потом другой. Придворные еще более напряглись в ожидании. Выплыла отороченная собольим мехом пола темно-коричневого халата, затем появился круглый живот, опоясанный ярко-красным шелком,- за пояс по рукоять засунута кривая сабля. И наконец предстал сам хан Мухаммед-Рза, во весь свой рост. На мгновение он остановился, молча кивнул поднявшимся ему навстречу назир-визирям и пошел к трону. Красный свет скользнул со ступеней лестницы, и вход показался черней прежнего.

 Стояла зима. Был полдень. Снег толстым слоем лежал на плоских крышах Нахичевана. В белой туманной завесе не было видно и ближнего дома. Хан Мухаммед-Рза, оторвав взгляд от окна, посмотрел на потрескивающий в камине огонь и сел. Визири уставились ему в глаза. Но вот наконец хан удостоил их вниманием. Оглядел всех и спросил:

- Что будем делать?.. Два месяца назад, как вы знаете, в ущелье у Змеиной горы кешиш Костанд со своими людьми изрубил отряд в двадцать пять кзлбашей, да еще и велел доставить их головы мне. Ценою трех десятков голов я уничтожил Шаапуникское меликство. У мелика Исраела не осталось наследника, который мог бы сменить отца и поднять павшее меликство. Шаапуник будет разделен между Нахичеванским и Ереванским ханствами, и конец тогда этому оплоту непокорных армян, опираясь на который они содеяли много зла против шахиншаха... Важная это победа, и одержал ее я без битвы.. Однако несколько дней назад эти бунтовщики опять подняли головы - напали на мусульман-поселенцев. Возле Кафана то и дело бесследно исчезают кзлбаши. После событий в Хндзореске жители многих окрестных сел ушли в горы. Отряды Костанда Астапатци умножились и действуют теперь не только на Змеиной горе, но и в Смбатаберде, в Ехегнадзоре, в горах Гохтана, в Даште, в Цгнадзоре. Новые гнезда бунтовщиков появились в предгорье Арамазда, вокруг крепости Васак, в ущелье Воратана. Эти сведения достоверны. Их передал мне прибывший в Татев сборщик налогов, племянник хана Алама-Асадуллы Джумшудбек. Мы уже не можем свободно передвигаться по стране! - закончил хан.

- Всесильный хан,- первым заговорил главный визирь,- эти бунтовщики ведь в горах не травой питаются? Их кормят те же села...

- Ну и что? - с иронией спросил хан.

- Надо предать огню все эти села,- не обратив внимания на иронию в голосе хана или не почувствовав ее, сказал визирь.

- А шаху мы будем пепел возить? И сами будем здесь камни жевать?

- Но почему мы должны позволять армянам издеваться над шахом, над тобой, наконец - выпалил визирь и испугался своих слов.- Я не говорю, что надо предать огню все армянские села. По два-три в каждой округе... Это единственная возможность образумить тех, кто никак не желает смириться.

- Мы не можем иссушить питающие нас источники. Ни одного села не можем предать огню, пока наши новые поселенцы-мусульмане не привыкнут к оседлой жизни и не станут земледельцами и строителями. Придумайте пока что-нибудь другое.

 Хан говорил резко, и визири были озабочены не тем, чтобы высказать свое мнение, они хотели одного: угадать его, хана, мнение.

 Молчание затягивалось.

- Говори, казий!* - не выдержал хан.

- Села и верно не надо предавать огню, как ты мудро считаешь, всесильный наш хан. Армянские села нас кормят, это наши источники. И иссушать их неразумно,- вторя хану, сказал судья и добавил: - Нужно, я думаю, раз в шесть месяцев в каждом из сел сажать на кол пять-шесть человек мужчин и женщин, из немощных, из тех, кто не способен работать. Надо карать их под видом бунтовщиков. Так мы будем держать в страхе всех, кто помогает бунтовщикам,- и они отойдут.- Он загнул мизинец на левой руке и глянул вверх. И так, уставившись в потолок, продолжал: - А во-вторых, мудрый хан, необходимо быстрее заселять армянские села мусульманами, и число их должно превысить армян, но не сразу. Вначале может быть и поровну. Главное, чтобы, живя бок о бок с армянами, они переняли у них искусность в ремеслах и в земледелии. А потом можно армян и вовсе извести. И еще надо немедленно изловить этого Костанда Астапатци. Заодно с ним уничтожить всех бунтовщиков. Как только они лишатся помощи сел, расправиться с ними будет легче. Только надо обязательно направить человека в Татев, к Джумшуд-беку, чтобы он со стороны гор, от Кафана до Шаапуника, помог нам взять их в кольцо и сжимать до тех пор, пока и птице будет не вылететь из этого кольца. Только так можно все ввести в берега.

 Хан внимательно выслушал сказанное, но в ответ ничего не произнес.

- Говори ты, Мухаммед-Зулфи! - обратился он наконец к сардару:

 Мухаммед-Зулфи встал, с важным видом верховного главнокомандующего всех оглядел и проговорил:

- Что мне сказать, всесильный хан? Прикажи только, и я завтра же уничтожу смуту и доложу твоему величеству, что в границах твоего ханства дух армянский и тот изведен!.. Конечно, не легко придется, мы не привыкли воевать в горах, тем более в такую жестокую зиму. Бунтовщики укреплены в скалах, и каждый из своего укрытия может вывести из строя не меньше ста кзлбашей. Лучшее время для наступления, чтобы наверняка окружать их,- это март.

- Пятнадцать дней... На шестнадцатый они должны быть в кольце, от Кафана и до Шаапуника! - приказал хан.- Если наших отрядов и Татевского полка будет мало, обращусь к ереванскому и гянджинскому ханам; они, я уверен, помогут нам. Кому не известно, что зима помогает отыскивать следы? Закроем все проходы в горах, все дороги, отрежем бунтовщиков от сел, голод заставит их сдаться. Что ты на это скажешь, визирь Нури? - обратился он уже к главному визирю, который после своей неудачной речи был в некотором унынии.

- Мудры твои мысли, светлейший хан! Что еще могу сказать я, когда твоими устами говорит сам аллах.

 Губы хана тронула самодовольная улыбка.

- Ну, так-то! Ты все записал, писарь?

- Все, что-сказали уста моего хана и всех визирей,- сказал молодой писарь, высоко держа перо.

 Хан хлопнул в ладоши, и из приемной вбежал слуга.

 Он только глянул в глаза хану, без слов его понял, вышел и тотчас вернулся, неся гранатовый шербет в маленьких чашках. Хан и придворные пили напиток, причмокивая от удовольствия. Когда закончили, хан поднялся и сказал:

- В Татев поедет главный визирь.- Он посмотрел на кончик пера в руках у писаря, затем перевел взгляд на выход - все поняли знак и покинули зал. Хан подошел к лестнице и закашлял. Каменные ступеньки тотчас осветились красным светом, и хан, подобрав полы халата, поднялся наверх, сурово посмотрел на молодого слугу и спросил:

- Ты не подслушиваешь нас?

 Слуга, словно бы не поняв его, не ответил. Хан пожалел, что задал вопрос.

------------
* Казий - судья



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (28.05.2015)
Просмотров: 183 | Рейтинг: 0.0/0