Воскресенье, 23.04.2017, 08:32
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 69
2

 Хан Алам-Асадулла большую часть времени проводил в своих владениях в Атрпатакане. В Татев он приезжал только поздней осенью собирать дань и оставался там до конца зимы. В этот год его замещал племянник Джумшуд-бек. Бек - это титул побольше ханского. Джумшуд унаследовал его от покойного отца вместе с бескрайними владениями.

 Визирь Нури направился в Татев к Джумшуд-беку, взяв с собой среди других даров и прекрасную Шогакат из Танакерта.

 Шогакат была обручена с крестьянским юношей по имени Вшнасп. Как-то, проезжая мимо садов Танакерта, кзлбашский десятник, заслышав женские голоса, попридержал коня и увидел там Шогакат. Спешившись, он хотел было схватить ее. Но в этот самый миг не упускавший из виду свою невесту Вшнасп преградил кзлбашу дорогу и заколол его. После чего, собрав группу юношей из своего села, укрылся в ущелье.

 Через несколько дней он узнал, что приказано пленить Шогакат и отпустить ее только после того, как сдастся Вшнасп...

 Увидев юную девушку, визирь Нури онемел от восторга, так она была прекрасна. Однако разгульная жизнь рано лишила его радости наслаждаться женской прелестью, и визирю оставалось только гладить ее...

 Перед отъездом в Татев визирь Нури решил расщедриться, отдать Шогакат Джумшуд-беку.

- Более дорогого подарка не придумаешь,- сказал он.- Едва Джумшуд-бек увидит танакертскую красавицу, тотчас даст нам полк, а то и сам возьмется за оружие.

- Вези девушку, так и быть, но за оружие он не возьмется, потому что никогда не держал его в руках. Мы и без него обойдемся, пусть только полк даст,-согласился хан Рза.

 Когда визирь Нури в сопровождении сотни кзлбашей ехал в Татев, в ущелье Воротана на них было совершено внезапное нападение. Кзлбаши до того растерялись, что и про оружие забыли, но нападающие увезли только девушку.

 И вот главный визирь Нахичеванского ханства сидит с беком Маранда в татевской резиденции и услаждает его беседой, отогревая у очага свои промерзшие кости. Когда визирь Нури заговорил о войске, Джумшуд-бек невольно подтянулся и протер влажные глаза.

- Мы никак не можем покорить армян,- говорил визирь.- Они поднялись от Малого Сюника и до Шаапуника. Опасность увеличивается с каждым днем. И если шах, который наделил нас такими правами и силой, узнает, что мы не можем поставить на колени врага, нам всем несдобровать.

 Настроение у бека сразу упало. После щекочущих разговоров о наслаждениях вдруг какая-то угроза, опять армяне, опять государственные заботы! Он с неохотой слушал визиря, который продолжал говорить все более мрачные слова:

- Нельзя допустить, чтобы так продолжалось. Здесь подняли головы новые бунтовщики из Арцваника. В позапрошлом году хндзрстанцы ввергли твоего дядю в тяжелое положение. В этом году жители Теха и Кориндзора отказались платить налоги. А техцы народ упорный; сказали «нет» - так оно и будет. Наконец, ужас что делает отряд Мирзаджана Мелик-Фарамазяна в Агванской долине. Он мстит за своего брата Мегри. А что творят бунтовщики на Змеиной горе? Жизни не дают мусульманам Нахичевана и Гохтана. И чтобы не опозориться перед двором, благословенный бек, чтобы не ввести во гнев нашего шаха, надо принять решительные меры. Необходимо отрезать горы Сюника, Гохтана, Нахичевана и Шаапуника и навсегда покончить с бунтовщиками. Я прибыл сюда от имени нашего сиятельного хана просить, чтобы для предотвращения угрожающей нам опасности ты поставил своих кзлбашей под общее командование.

- Этого я сделать не могу! - после продолжительной паузы ответил бек.- Потому что Татевский полк - вовсе не полноценный полк. Я открываю тебе это как тайну. В Дизмаре и Маранде в свое время тоже были волнения, и потому дядя оставил здесь ровно столько кзлбашей, сколько надо, чтобы мы могли себя защитить. Если я рассею войско по горам, на следующий день армяне сбросят всех нас в Монастырское ущелье...

 Визирь Нури терпеливо-выслушал бека до конца и еще долго сохранял молчание. Потом наконец заговорил:

- Благословенный бек прав: если полк и без того слаб, не следует выводить его на другое дело...- Визирь снова помолчал, а потом, как бы с болью в душе, сказал: - Дело в том, что самым тяжелым окажется тогда твое положение. Поясню почему: ни наши полки, ни вспомогательный полк ереванского хана не смогут разом покончить с бунтовщиками. К тому же эти полки понесут большие потери, потому что будут иметь дело с затаившимся, хорошо знакомым с местностью врагом. И если нам, в лучшем случае, удастся их потеснить, отступая, оставляя горы Шаапуника, Гохтана, Нахичевана, они найдут прибежище в горах Кафана, в Татеве, в ущельях Воротана, Дзагедзора. И тогда, конечно, положение в этих местах сразу ухудшится. И налогов с нечестивцев вы не получите, потому как сброд этот разрушит и растащит все, чтобы ничего не досталось ни шаху, ни тебе, благословенный бек. И потому, посылая меня сюда, мой хан прежде всего заботился о благополучии Татева.

 Джумшуд-бек, внутренне очень взволнованный, внешне старался казаться спокойным.

- Если дело дойдет до того,- сказал он,- что мы не сможем потребовать от местных меликов ответственности за нашу безопасность, тогда обратимся к шаху, и на помощь нам придут его полки.

- Что ж, будем считать наши переговоры оконченными.

 Визирь Нури деланно улыбнулся и оборвал разговор, выражая этим твердость своей позиции. И надо сказать, он прижал бека. Тот занервничал, не знал, как снова вернуть визиря к прерванной беседе. А хитрому визирю только того и надо было. Уж он-то умел читать в душах людей...

- Между прочим, я ведь привез тебе мальчика,- как бы невзначай сказал визирь.- И какого мальчика...- Он причмокнул языком и тонкими губами приложился к щепотке соединенных кончиков своих костлявых пальцев.- Хан берег его для себя, но, собираясь сюда, я выпросил у него тебе в подарок...

 И спустя мгновение на коврах стоял лорийский мальчик - босой, наголо обритый, в красном халате. Он не знал, что его ждет, озирался вокруг взглядом затравленного орленка. Бек воззрился на босые детские ступни.

 Когда мальчика увели, Джумшуд-бек проговорил:

- Какая в нем непокорность... Удивительный народ - армяне, мы завоевали их, но ни на миг не можем чувствовать себя спокойными. Народ, подобный льву, который и убитый все шевелит хвостом.

- А он, кстати, не убит и не только хвостом шевелит,- заметил визирь.- Может ударить так, что и дух не переведешь. Вон ведь откуда и куда растянулся: от Гегамских гор до 3меиной горы, до Арамазда и Сгванаарта, до ущелий Джрахарнурда.

- Ты верно отметил, проницательный визирь: отсечешь ему голову, а она снова вырастает.

- Именно поэтому храбрый Мухаммед-Рза решил обложить его со всех сторон, сделать так, чтобы лишить туловища, из которого может вырасти голова, Храбр и дальновиден Мухаммед-Рза. Видал, как он убрал в пределах Нахичевана Шаапуникское меликство? Дай время, и он так же разделается со всеми мелкими меликствами Сюника. И тогда тебе уже не надо будет приезжать в Татев собирать налоги. Все эти земли присоединятся к твоим владениям и владениям твоего дяди. И знай, Мухаммед-Рза совершит это не ради своей славы, а во имя Магомета и священного Корана!

- Что ж, если создано общее командование, я тоже могу выделить моих кзлбашей,- сказал бек, словно это не он только что отказывался отдавать своих воинов.

 Главный визирь поскреб бороду:

- Но ты же говоришь, что полк неполный? Нельзя ли его пополнить? Дело в том, всесильный бек, что ни ты, ни твой дядя не знаете до конца все, что здесь происходит. Вы ведь бываете тут постоянно. Очагом всех волнений является именно Сюник. И это не случайно. За ним меликства Кафана, Дзагедзор, Кашатахк, Хачен, Варанд, Дизак, Джраберд, Гюлистан. Они, как звенья в цепи, составляют одно целое. Вот почему дальновидный хан Мухаммед-Рза наибольшую опасность видит в этих местах, а не в Шаапунике или внутри своего ханства. В этих скалах сила армян удваивается самими горами, мой бек. Если станем медлить, то и шахские войска не помогут. Да шах к тому же не простит ни вам, ни нам, если эта лавина с гор скатится сюда! - тоном пророка закончил визирь и, вытянув сквозь усы и бороду красный кончик языка, смочил пальцы, поправил нависшие на глаза брови и пригладил усы.

 Джумшуд-бек мгновение подумал и сказал:

- Нельзя считать, что полк мой слабый. После событий в Хндзрстане он пополнился и снова стал боеспособным. Только часть его, и то незначительную, хан Алам-Асадулла взял с собой. Нельзя не учитывать и того, что его командир - опытный военачальник Омар.

- Тот самый, что был наголову разбит в Хндзрстане? - ухмыляясь, спросил визирь Нури.

- Того Омара убили в селе Тех. А не убили бы, так хан Алам-Асадулла сам бы с ним расправился, хоть он и приходился ему шурином. Тысячник уж очень заврался, пытаясь скрыть от хана позорное поражение в Хндзрстане. Карашенцы, дзагедчорцы и алидзорцы потом почти всех перебили, и едва человек пятнадцать добрались до Татева... Вот так-то. Я надеюсь, теперь ты понял, главный визирь, почему я дрожу над этим полком! И если, о всесильный Аббас, и у этого полка будет такой же бесславный конец, тогда уж несомненно шах Сулейман посадит нас на кол и заберет себе и Маранд и Дизмар. Тебе ведь ведомо, что наш шах, да убавит аллах моих лет и прибавит ему жизни, беспощаден...

- Все понимаю. Здесь враг не прольет ни капли крови. Сейчас, когда мы нашли общий язык, поговорим о деле. Начало наших действий назначено на пятнадцатое марта. До первого апреля кольцо окружения должно быть сжато и ни единого бунтовщика не должно остаться в этих горах. В течение этого времени к каждому из тех армян - будь то мужчина, женщина или ребенок,- кто выйдет за пределы своего села, будет применена смертная казнь. Но приказ об этом следует довести до населения не раньше тридцатого марта. Догадываешься почему, всесильный бек?

- Д-да, мне ясно...

- Я тоже думаю, что ясно! - Визирь Нури хитро сощурил глаза.

- Итак, договорились! - заключил Джумшуд-бек.

 Визирь Нури согласно кивнул и довольно заулыбался.

 Так как все окончилось успешно, к Джумшуд-беку вернулось хорошее настроение, он вспомнил о мальчике из Лори, вожделенно потянулся, широко зевнул.

 Вдруг вошел слуга визиря и сказал:

- Мой господин, мальчишка удрал! - Испуганно выпучив глаза и тяжело дыша, как загнанная лошадь, он ждал реакции своего хозяина.

- Какой мальчишка? - непонимающе спросил Нури.

- Тот, которого мы привезли в подарок беку, мой господин...



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (28.05.2015)
Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0