Вторник, 25.07.2017, 23:52
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 72
6

 Тьму небесную ничем не смягчали звезды, которые словно бы стремились погрузиться в эту черную бездну, но сдерживали себя, чтобы на миг блеснуть еще ярче.

 Оттого, что снег в Джрахарнурде уже растаял, и от густой непроглядной темноты горы казались черными, а ущелья бездонными пропастями.

 Маленькая щель в Девичьей крепости светилась красным светом лучины, и в этой сплошной черноте она сияла, как звезда. Красный свет падал на куст, что рос чуть ниже, прямо в стене.

 У подножия крепости в глубоком ущелье монотонно шумела река, и шум ее вторился в разветвлении множества других ущелий. Многоголосое эхо со всех сторон вливалось в полуразрушенную крепость, поглощая и новые шумы, врывающиеся в ущелье. А врывались ни больше ни меньше шумы войска Омар-Дина, топот копыт его конницы, мчащейся на свет в крепости.

 Но часовые не дремали. Они увидели, как подошли и расположились в ущелье войска кзлбашей, и тотчас дали знать повстанцам. Этого ждали, и потому сообщение не вызвало паники. Только предводитель отряда Мелик-Фарамазян увеличил число часовых и приказал всем быть еще более бдительными.

 Ночь и для той и для другой стороны длилась долго. Рассвет подсек ее белой полосой где-то в самом низу ущелья. Ночь, иссякая, как бы уносила с собой и часть шумов, смягчала их. Спустя немного над белой линией горизонта сгрудились облака, сгустились и словно бы загорелись, подсвеченные лучами еще невидимого солнца. И стены крепости тоже стали желтыми.

 По другую сторону ущелья, прямо против крепости, засветилась вершина скалы, и на ней появился рослый человек в сопровождении двух стрелков. Они подошли к самой пропасти. Стрелки стали на некотором расстоянии и натянули луки, а рослый, поставил ногу на выступ, оперся локтем о колено и крикнул:

- Э-э-эй, э! Кто вы там, прячетесь в развалинах крепости? Если не трусы, выходите, поговорим...

 На крепостной вышке показался человек, тоже с двумя стрелками. Стоявший на скале кзлбаш презрительно хмыкнул и, играя могучими плечами, спросил:

- Как зовут тебя, храбрый армянский воин?..

- Артак,- сказал человек на вышке спокойно, не уподобляясь кзлбашу.

 Тот опять заиграл плечами. Он и прежде слышал имя Артака в связи с Хндзоресской битвой. И вот этот человек сейчас стоял перед ним, и ничего-то в нем особо примечательного не было.

- Что у тебя на уме, сын Мирзаджана - Артак? - кзлбаш напустил на себя еще более грозный вид.- Какая цель?

- Кто спрашивает?

- Сотник Хейдар, помощник тысячника Омар-Дина.

- Сотник Хейдар, а тебе разве неведомо наше желание?

- Значит, неведомо, раз спрашиваю.

- Мы не желаем, чтобы вы жили в нашей стране, хозяйничали в ней и правили народом нашим. Но, как тебе известно, у нас не хватает сил, чтобы изгнать вас, вот мы и забрались в эти горы, чтобы каждый из нас, умирая, мог бы хоть десяток врагов уложить.

- Понятно. И до каких же пор так будет?..

- Вечно. Из поколения в поколение, пока враг будет ступать по нашей земле и пока бог не поможет нам.

- Понятно! - снова прогремел в ответ сотник Хейдар.- Но бог вам не поможет, потому что нет у вас бога. Если бы он у вас был, давно уж протянул бы вам руку помощи. Образумьтесь, же наконец, армяне! Нет иного бога, кроме аллаха, и Магомет его пророк. Зачем понапрасну кидаетесь в жерло смерти? Благословен наш шах Сулейман, он избранник аллаха и потому умеет прощать заблудших. Он завоевал вашу страну, но позволил вам остаться такими, какие вы есть,- безбожными, противниками аллаха и великого пророка его - Магомета. Позволил, полагая, что вы образумитесь, станете правоверными мусульманами. Но вы не знаете меры в своей непокорности. И потому я по приказу моего господина тысячника прибыл передать вам последнее решение могущественного шаха Сулеймана. Он еще раз прощает вам ваши заблуждения с условием, что вы сложите оружие, спуститесь с гор, приметесь за работу и впредь будете покорны. Ну, а не подчинитесь, опять же повелением шаха, наместника аллаха на земле, мы будем жестоко преследовать каждого - и старого и малого, и женщин и мужчин. И эта река, в которую впадают воды верхних источников, станет красной от крови... Выбирай, Мелик-Фарамазян Артак, что тебе выгоднее. Если подумать хочешь, иди подумай, даю тебе день на размышления.

- Думать мне нечего.

- Говори тогда свое решение.

- Наше решение прежнее. Будем жить как армяне, и страна наша была и будет вечно называться Арменией.

- Шелудивый пес! - сотник зло сплюнул и повернулся, чтобы уйти.

- Хейдар! - крикнул Артак.

 Сотник обернулся.

- Не в наших обычаях поднимать оружие на того, кто пришел на переговоры. Но сегодня я волен поступать по вашим законам. Ибо ты не сохранил достойной выдержки, позволил себе издеваться и надо мной, и над всеми нами. Коль сошлись мы не на жизнь, а на смерть, так давай испробуем силу наших стрел, начнем первыми..

- Чего это ты расхвастался, Артак?..

 Стрелки Хейдара, видимо получив на то его разрешение, один за другим выпустили стрелы, которые, однако, не долетев до крепости, упали в ущелье. Попробовал метнуть стрелу и сам Хайдар, выхватив со злостью лук у одного из стрелков. Его стрела чуть было не пронзила Артака, не сумей тот увернуться. Тогда Артак взял в руку две стрелы. Пустил первую. Сотник Хайдар наклонился, и стрела пролетела чуть выше его головы. Но едва он приподнялся, вторая стрела угодила в висок. Сотник подогнулся в коленях и упал. Два его кзлбаша не сумели удержать тяжелое, могучее тело сотника, и он рухнул в ущелье. Видевшие все это кзлбаши начали в ярости обстрел крепости. Пошли в ход ружья и стрелы. Ущелье гремело, облака белого порохового дыма сгущались. Ответных выстрелов из крепости не было. Лишь изредка вылетали одиночные стрелы, а то и мушкет прогремит, и почти всякий раз они достигали цели.

 Крепость извечно была неприступной, потому ее и прозвали Девичьей. Воздвигнутая на высокой скале, она веками подмывалась в подножии водами реки, и воды эти, подрывая ее с четырех сторон, сделали крепость еще более неприступной, подняли к небу. Сейчас она была связана с внешним миром всего лишь узенькой тропкой.

 Кзлбаши шли вперед, подстегиваемые своими же выкриками, выстрелами и еще тем, наверное, что убили их известного сотника, что души их полнились ненавистью...

 Но вот выстрелы вдруг прекратились и ущелье наполнилось бешеным лаем собак и дикими воплями.

 А случилось вот что: когда засевшим в крепости повстанцам стало известно, что их хотят окружить и заморить голодом, они собрали сюда из сел всех собак - бесхвостых и безухих,- заперли в погреба и стали кормить их сырым мясом да кровью. И вот теперь, когда вражеское кольцо начало сжиматься, собак выпустили, и они, разъяренные, набросились на пришельцев. Те от неожиданности не успевали перезаряжать ружья. В рядах кзлбашей поднялась паника. А тем временем из щелей в крепостной стене обрушился еще и дождь стрел, и противник совсем растерялся...

 Оставшихся в живых собак вернули назад только поздно ночью, когда лай их перешел уже в вой и когда, кто знает почему, они начали грызться друг с другом.



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (28.05.2015)
Просмотров: 191 | Рейтинг: 0.0/0