Четверг, 25.05.2017, 09:55
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 77
2

 Порт д'Орлеан - район Парижа, где дома, как ласточкины гнезда, похожи один на другой, с удобствами, рассчитанными не на людей, а именно на ласточек. Здесь селится мелкий ремесленный люд Парижа, торговцы в розницу и люди без определенных занятий.

 Хотя Париж пошел от Порт д'Орлеана, сейчас здесь не осталось ничего парижского.

 Жалкие лачуги не оставили обитателям предместья ни пяди пространства. И новых людей тут уже почти не появлялось. Лишь от случая к случаю то один, то другой человек покидал свое обиталище, отойдя в мир иной. А узнавали об этом, большей частью, когда ко всем привычным запахам ветер вдруг приносил еще и трупный смрад. Выяснялось, что какой-то, вдовец или захудалый одинокий забулдыга лег и больше не встал. Вот тогда-то кто-нибудь забирался в такую лачугу, становился ее хозяином и обзаводился семьей.

 В этом квартале было много «отелей». Проще говоря, люди делили свои лачуги перегородками на углы и сдавали их бродячим комедиантам, нищим, крестьянам, приехавшим в Париж попытать счастья...

- Что ж, если здесь не оценят моего ремесла, поеду в Лондон,- подстрекая любопытство еврея-сапожника, говорил Яври.

 Еврей этот знал по-итальянски примерно столько же, сколько и Яври.

- А какое такое твое ремесло? - заинтересовался еврей.

- Обработка шкур. Любой из них я могу придать эластичность и прочность, могу окрасить в разные цвета. А из шерсти войлок свалять. И в жару и в холод спасет.

- И как же ты это делаешь? К примеру, как готовить краски? Любопытно.

- Понимаю, что любопытно, только мы, мастеровые, своих секретов не раскрываем. Других обучишь - как сам жить станешь?.

- А ты-то как этому обучился?

- Отец мой немалые деньги заплатил тому, кто меня ремеслу обучал. А мастер тот взял с меня клятву, что уж коли придется когда поделиться с другими умением, так и я не продешевлю. Но один из своих секретов я, пожалуй, тебе открою, а за это ты пустишь меня к себе на жительство и научишь, сколько можешь, говорить по-французски.

- Французскому-то я тебя поучу, и жить к себе пущу, и чувствовать-то ты будешь, себя как дома. Но, может, нам бы и работать лучше вместе? Вдвоем ведь больше заработаем.

- Попробуем.

 На том и договорились.

 ...Сам себе удивляясь, еврей-сапожник довольно легко, с помощью Яври, овладел умением выделывать бараньи шкуры.

- За этим-то и застал их мосье Карл.. Он вошел с опаской. Его еще у двери остановило зловоние.

- О, дядя Карапет, пришли наконец? Вы уж простите за здешние запахи, но что поделаешь? Входите, прошу вас!..

 Армянская речь и приветливость Яври несколько приободрили старика, но нос он все же зажал пальцами.

- Что это?..- спросил он, показывая на хозяина.

- Зайдем, я расскажу,- и, взяв его за руку, Яври повел старика в свой закуток, усадил на подобие дивана и, так как другого места тут не было, сам тоже сел рядом.- Пока мне здесь удобно, дядя Карапет. Тот, кто решил служить народу, тот и жить должен, как простой люд. Иначе выходит, что человек живет только для себя, а народ - это лишь средство жить. У меня есть деньги и кое-что другое...- Он взглядом показал на сундучок в сторонке.- Но намерение у меня такое, что надо жить скромно, работать и умножать свое состояние. Я еще с детства, наблюдая за мастеровыми, обучился выделывать шкуры, валять бурки. И вот встретил здесь корыстолюбца, с его помощью рассчитываю развернуть это дело. И пусть вас не удивляет, дядя Карапет...

 Княжеский сын из далекой Армении. Стремится в лучшее военное заведение Франции. Озабочен судьбой своего народа. И эти кожи, это зловоние, эта лачуга и его угол в ней, похожий на узкую могилу или келью отшельника!.. Все очень удивляло мосье Карла. И потому он не сразу поверил Яври.

- А что же вы станете делать с деньгами?..

 И Яври, в котором мосье Карл укрепил надежду поступить в военную школу, решился с ним быть откровенным.

- Дело в том, что дальняя моя цель, если удастся, вызвать у Франции и Англии интерес к судьбе Армении, купить здесь оружие. Вот для чего я собираюсь наживать и копить деньги. Нам нужна помощь. За кого бы мы ни ухватились, всяк сейчас будет нам опорой и надеждой. А бороться с нашими врагами должны мы сами. Для этого нужно оружие. У нас его нет. Все наши действия под присмотром, нам не разрешают даже топор изготовить - и это считают оружием.

 Мосье Карл слушал Яври и верил ему.

- Я боюсь вас, Яври.- И мосье Карл прижал руку к сердцу, как бы прося простить, что говорит такое.

- С чего вам бояться меня? Я вас ни в какое опасное дело не вовлекаю. Я просто...

 Мосье Карл не дал ему договорить:

- Почти дитя, пусть в бороде и, усах, но дитя. Ведь вам, я думаю, лет двадцать, не больше. В такие годы взять на себя решение судьбы народа!..

 Яври ласково обнял узкие плечи старика.

- А вы бывали когда-нибудь в Армении, дядя Карапет?

- Нет. В Армении я не был. И Карапетом меня называл только мой отец. Потому что он так меня окрестил. Я попросил вас, чтобы вы, как армянин, называли меня моим настоящим именем. Если вам этого не хочется, можете величать меня мосье Карлом, и я на вас не обижусь.

- Но как это вы так хорошо говорите по-армянски? Как настоящий армянин.

- Об этом вы узнаете позже, если вы тот...

- Кто?

- Кого я жду. Сейчас я пришел сообщить вам, что Жан Эрнест Шамети - преподаватель французского и английского языков и что завтра, после полудня, я провожу вас к нему.

- Только не завтра, дядя Карапет. Если можно - через десять дней.

- Но почему? Вы же хотели?..

- Я должен ему кое-что сказать, а завтра я еще не сумею. Вот через десять дней...

- Мосье Шамети свободно владеет итальянским, а вы немного говорите на этом языке. Вот и объяснитесь.

- Да. Но я не хочу, чтобы меня приняли в эту школу только из сострадания к моему народу. Француз ведь не знает, что народ, имевший таких царей, как Арташес, Аршак, а также таких славных сынов, как Вардан и ваан Мамиконяны, Васак Хаченц, Вараздат, Сурен, Мжеж Гнуни, Теодорос Рштуни, Ашот Багратуни, Ашот Еркат и многих им подобных не пошлет кого попало в чужую страну обучаться военному делу. И пусть не знает. Я хочу, чтобы здесь во мне видели только мое личное стремление и склонности. И тогда мне не станут делать унизительных послаблений.

 И заверяю, что за три месяца непременно выучу французский настолько, что у меня не будет затруднений в учебе. И я докажу это делом.

- Невероятно. Но я хочу верить вам. Мне кажется, что в вас колдовская сила. И эта ваша сила привлекает к вам, внушает веру в вас и... простите, страх..- Мосье Карл и впрямь смотрел на Яври с чувством веры и боязни.- Вот так,- закончил он и добавил: - Значит, через десять дней. Что ж, схожу к нему снова...

 Десять дней в Порт д'Орлеане зажигались и гасли лампы, и круглое окошко, как покрасневшее от слез око, долго глядело поверх громоздящихся друг на друге лачуг. Это было окно обиталища еврея-сапожника. И до полуночи там сидел Исраел Яври. После целого дня работы он учил французский язык.

 Прошло десять дней, снова явился мосье Карл. И на этот раз он морщился от запаха кожи, опять хватался за нос, но вошел смело и, уже дружески поприветствовав сапожника, прошел прямо к Яври. Тот лежал на спине, положив руки под голову.

 Увидев гостя, тотчас вскочил.

- О, мосье Карл, добро пожаловать. Как вы точны!- Эти слова Яври сказал по-французски, да с таким правильным произношением, что мосье Карл даже рот разинул.

- Не шутите со мной, юноша,- сказал и он пр-французски.

 А Яври продолжал по-французски:

- Так идем к мосье Жану Эрнесту Шамети?

- Нет, не идем!

- Почему же? - искренне удивился Яври.

- Может, вы вовсе и не армянин?..

 Яври улыбнулся и перешел на армянский:

- Увы, я еще не столь преуспел, чтобы понять все, что вы говорите.

- Вы хотите уверить меня, что только начинаете учить французский?.. А я утверждаю, что вы вовсе не армянин!

- Кто же я тогда, если не армянин? - спокойно спросил Яври.

 И это его спокойствие мосье Карл также отнес за счет хитроумности.

- Кто угодно, только не армянин!

- Я вас не понимаю, дядя Карапет!..

- Я тоже вас не понимаю. Зачем было скрывать, что вы знаете французский?

 Яври рассмеялся, да так невинно, что мосье Карл снова смягчился. Но никак не мог поверить заверениям Яври, что запас французских слов исчерпывается у него пока еще несколькими десятками, заученными им с помощью хозяина-сапожника.

- Мне так хочется поверить тебе, Яври! - Мосье Карл впервые перешел на «ты».- Я, как видишь, у порога в мир иной. Мне еще надо успеть...- Его выцветшие глаза наполнились слезами.- Однако ладно! Идем!



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (29.05.2015)
Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0