Вторник, 22.08.2017, 16:04
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 80
5

 Во время встречи с Жаном Эрнестом Шамети Карл твердо решил, что бородатый красавец не армянин, а подосланный из какого-нибудь государства. Зная армянский, он поймал его, старика, в свои сети. И выходя из дома Шамети, мосье Карл считал себя тоже чуть ли не шпионом Франции. Старик даже растерялся, увидев, что «шпион» стоит себе у парадного входа и дожидается его.

- Кого вы, наконец обманываете? Меня или уважаемого мосье Шамети? - вскричал мосье Карл. - Кто вы? Яври или Ори? Или ни тот и ни другой?

 Ори улыбнулся:

- Вы Карапет, а французы зовут вас Карлом, не так ли? Ори - это тот же Яври. Я, конечно, предпочитал бы, чтобы мое имя произносили правильно, но не у всех это получается. К тому же новое звучание моего имени мне нравится. Ну, и оно поможет мне в какой-то степени сохранить инкогнито, что в моем положении немаловажно. А почему - я расскажу когда-нибудь...

 С тех пор прошло несколько месяцев, и Карл решил однажды, что княжич достаточно пообжился в Париже и хорошо бы пригласить его к себе в гости. Правда, погода не очень тому благоприятствовала - Париж заливало дождями.

 Карл часами стоял у окна, выжидая, когда наконец распогодится. И при этом все курил трубку. Держит ее в уголке рта и попыхивает. Дым ест глаза, они слезятся, и Карл то и дело закрывает их, а потом взглядывает в небо с надеждой, что кончится дождь, выглянет солнце и, подъедет экипаж, из которого выйдет Ори.

 Дождь перестал незаметно. Тучи постепенно рассеялись и улица засверкала молочным светом. Карл протер рукавом запотевшее стекло, вынул трубку изо рта и засмотрелся поверх крыш на умытые дали. Тем временем на улице, от его дома, под звон колокольчиков отъехал какой-то экипаж. А через минуту в дверь постучали.

 Вошел Ори и прямо от дверей окинул комнату взглядом. Карл тотчас разгадал его мысли.

 Комната была квадратная, просторная, с кафельным камином, с двумя широкими окнами. И, однако же, в большой этой комнате негде было шагу шагнуть. Шкафы вдоль стен полны книг, всевозможных колб, шкатулок, кубков и всякой всячины. И на шкафах чего только нет. А книги даже на полу. Лишь местами они перемежаются с разного рода медными и глиняными вазами и серебряными подносами.

 И везде цветочные горшки: на стопках книг, на подоконниках, на камине. В них, словно ручейки, вьются комнатные растения. Спадая, они оплетают книги и все, что попадается по пути. Над всем этим высится лохматая, длинноухая собака, отлитая в бронзе. Она восседает на задних лапах посреди комнаты на переносной лестнице. Тут же устроилась такая же кошка со своими тремя котятами. В комнате стоял специфический запах, какой бывает всюду, где много книг.

 У стола с гнутыми ножками было два кресла. Ори уселся в одно из них, продолжая рассматривать все, что его окружало. В другом кресле сидел окутанный клубами дыма от своей трубки мосье Карл. Ничего не говоря, он глубоко вздохнул.

- Что? - обернулся к нему Ори.

- Вы еще должны убедить меня в том, что действительно являетесь сыном армянского мелика и направлены в наши края, как вы сказали, добывать оружие. Все интересующее вас из того что знаю я, великая тайна. Отец мой перед смертью взял с меня клятву сохранить ее.

- Вы, дядя Карапет, первый человек, кому я открылся в Париже. И открылся прежде всего потому, что поверил вам. Да, я действительно сын мелика Исраела из рода Прошянов. Я и, правда, говорил вам, что буду покупать тут оружие. Но это не главная моя цель. У меня задача посложнее - завязать связи с каким-нибудь из христианских народов, чтобы он затем протянул руку помощи Армении. Оно конечно, лучше бы нам представлять определенную силу, иначе ведь никому в нас нет корысти. Чтобы являть собой силу, нам необходимо оружие. Вот почему приобретение оружия также входит в мои планы и является второй моей целью. И все, что мне следует сделать, я должен совершать в строгой тайне, чтобы ничем себя не обнаружить. Не дай бог, враги наши прознают, что армяне послали в Европу человека со своей заботой,- изведут всех армян. И меня уберут. Вот почему, когда в Венеции случайно исказили мое имя, я охотно принял его необычное звучание. Этим жизнь как бы сама подсказала то, что мне надлежало сделать, только, может, чуть позже. Чтобы дружба наша и вера укрепились, я в подтверждение своих речей откроюсь вам сегодня еще больше. Только и вы, мосье Карл, должны подтвердить, что заслуживаете такого доверия. Иначе эта ночь не кончится для нас рассветом...

- Если я тут же на месте не подтвержу вам своей преданности, можете не откладывать решения...

 Ори вспорол подкладку шапки и вынул сложенный вдвое пергамент.

- Читать или вы сами? - спросил он.

- Сам.

 Мосье Карл начал читать вслух:

- «В году 1678 в святом Эчмиадзине была утверждена делегация во главе с католикосом всех армян Акопом Джугаеци. В состав-делегации входил и Яври, сын мелика Исраела из славного рода Прошянов. Делегация должна была явиться в Рим и принести клятву верности католической церкви и просить папу римского о помощи армянам, с тем, чтобы они смогли сбросить персидско-турецкое иго.

 В году 1680 в пути, в Константинополе, святейший патриарх наш, Акоп Джугаеци, скончался, и это помешало нам исполнить возложенное на нас дело. Делегация вынуждена была вернуться. И только Яври, сын мелика Исраела, не пожелал отказаться от цели и решил пройти намеченный путь и попытаться довести до единоверных народов страдания и великие горести армян. Подлинность сказанного подтверждаю своей подписью и печатью я, самолично, епископ Сурен Татеваци, глава церковных общин Татева и всего Сюника».

 Мосье Карл прежде чем вернуть письмо, приложился к нему губами, посмотрел на Ори, затем перевел взгляд на святую икону и сказал:

- Теперь следуй за мной, дорогой Ори. Я докажу, что заслуживаю твоего доверия и что ждал тебя очень давно, испытывая большие страдания...- Мосье Карл зажег свечи в подсвечнике.- Идем!..

 Он шагнул к шкафу, который был набит более других.

 Вместе с Ори они быстро вынули все из шкафа и отодвинули его в сторону. Мосье Карл поднял одну из досок пола, и Ори увидел глубокий ход. Карл спустил туда лестницу и первым начал с осторожностью сходить по ней, высоко держа подсвечник. И потом, уже снизу, он посветил Ори, чтобы тоже спустился. Он помешкал, но последовал за ним.

 Подпол был тесный, тоже квадратный, полный разных ненужных вещей, до того, что повернуться было трудно. Но стены оклеены явно свежими обоями. Мосье Карл, передвигая вещи с места на место, прошел вперед, ведя за собой Ори. Дойдя до стены, он передал ему подсвечник, а сам, постукивая, начал что-то искать в стене. Вот, кажется, нашел. Вырезал ножом обои, под ними оказалась дверь. Открыв ее, старик переступил порог. Ори последовал за ним. Это тоже был подвал и тоже оклеенный обоями, но пустой. И здесь мосье Карл, постукивая, опять поискал в стене. И снова что-то нашел. Но тут под обоями была не дверь, а кирпичная стена, неоштукатуренная. Он легко вынул кирпичи. За ними была ниша. Ори увидел, как в луче пламени сверкнул обитый жестью сундучок. Старик с большой осторожностью поставил его на пол, затем из какого-то углубления в той же нише вынул желтый медный ключ. Вставил его в замочную скважину сундука, раздался мелодичный звук, словно кто-то провел пальцами по струнам арфы. Крышка сразу откинулась, и все зазолотилось в пламени свечи. Ори глазам своим не поверил.

- Золото. Оно принадлежит Армении. Передаю его тебе, чтобы было на что купить оружие! - сказал мосье Карл и со вздохом добавил.- Это и счастье и несчастье мое...

 Высоко держа подсвечник, Ори смотрел на сундук и все еще ничего не мог понять.

- Это принадлежит армянам! - повторил мосье Карл.- Я должен был сам все отвезти. Так завещал мне отец. Но обстоятельства изменились, положение в Армении было таким, что я не смог туда поехать. Сам бог послал тебя, сын мой. Более удобного случая и более надежных рук мне не найти.

 Мгновение оба молчали. Наконец Ори сказал:

- Вот, значит, как, дядя Карапет!, Но я ведь говорил: приобретение оружия не главная моя задача. К сожалению, и для главного дела я пока не совершил ничего особого и не вижу еще той точки, куда мне следует двигаться. А я ведь поклялся не возвращаться на родину без ростка надежды. Ну, а коли срок моего возвращения пока не определен, я не могу возить за собой столь огромное богатство. Но мне бы хотелось знать, дядя Карапет, что это? Откуда такое чудо? Похоже на сказку!..

- Сейчас каждый армянин должен быть готовым к чудесам,- сказал мосье Карл и грустно улыбнулся.

- За эти слова вас надо бы расцеловать, дядя Карапет!

- Наконец-то я хоть частично исполнил свой долг! - перевел разговор мосье Карл.- Теперь будет легче. Передаю тебе этот ключ и этот клад, как было завещано. Приходи и забирай его, как только сможешь. Не забывай при этом, что я уже стар... Что же до чуда, то я тебе кое-что еще расскажу. Все расскажу...



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (30.05.2015)
Просмотров: 162 | Рейтинг: 0.0/0