Вторник, 25.04.2017, 21:34
Меню сайта
Категории раздела
Лесное море
И.Неверли Издательство иностранной литературы 1963
Сарате
Эдуардо Бланко «Художественная литература» Ленинградское отделение - 1977
Иван Вазов (Избранное)
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР 1952г.
Судьба армянская
Сурен Айвазян Издательство "Советский писатель" 1981 г.
Михаил Киреев (Избранное)
Книжное издательство «Эльбрус» 1977
Реклама
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Все книги онлайн

Главная » Книги » Зарубежная литература » Судьба армянская

Стр. 81
6

 Жан Эрнест Шамети пользовался большим уважением. Все его немного стеснялись, смущались в разговоре с ним. Даже коллеги. Между тем и сам Шамети был вроде бы даже и холоден и равнодушен к окружающему. Сам он всегда приветствовал знакомых, но никогда не отвечал на приветствия. И никто не обижался на него. Быть может, все знали, что человек он особенный: очень ранимый и глубоко человечный. Что касается знаний, у него их хватило бы на десятерых, но держался он более чем скромно. Видно, потому-то его так ценили за все то, чего он сам в себе не ценил. Удостоиться внимания Шамети было мечтой многих. И конечно же никому в голову не пришло бы, что есть некто, чьего внимания Шамети искал сам. Может, это только из праздного любопытства, но Шамети и впрямь, на удивление другим своим ученикам, искал общения с тем восточным юношей, который если и привлекал своих соучеников; то лишь необычной бородой.

 И вот однажды, поразив всех, Шамети взял бородатого юношу под руку, улыбнулся ему, о чем-то спросил, и они вместе вышли...

 День был ясный, спокойный. После дождя все ожило. Даже плиты тротуаров словно улыбались. Листья деревьев и цветов, казалось, шелестели не от ветра, а от девичьего смеха, звучавшего где-то рядом, от вздоха заспешившей старушки, идущей по мосту через Сену, от радостного крика младенца, пытавшегося поймать солнечный луч, от звона колоколов собора Парижской богоматери, от гитары, подыгрывавшей уличному шансонье...

 Так воспринимал все окружающее Ори, и ему казалось, что Жан Эрнест Шамети думает о том же, молча шагая с ним рядом.

 И, словно почувствовав это, Шамети сжал локоть Ори и сказал:

- От великой боли человек стонет обычно в одиночестве. Жалуясь себе, он испытывает некоторое облегчение, но... Будь откровенен со мной! - Он уже давно перешел с ним на «ты».

- Мне нечего скрывать, мосье Шамети. Можно ли скрывать судьбу армян?

 Шамети показалось, что Ори и его обвиняет.

- Я очень хорошо тебя понимаю, Ори. Но что могут сделать французы? Положим, я закричу на всю Францию. Но что это даст? Французы вздохнут, пожалеют, что гибнет где-то христианский народ. И больше ничего. Народом управляют государи. Своих прав у народов нет. А значит, надо довести голос народа до правителей. И тут уж другая беда.

- Вы совершенно правы, мосье Шамети. Армянин, который думает о спасении народа и обращается к правителю другого народа, должен уповать не на милосердие, а на корыстность и честолюбие. Армения - страна очень богатая, она многих может соблазнить...

- Увы, но она и очень далеко от тех государств, которые могли бы поддаться соблазну...

 Шамети остановился, изучающе посмотрел на Ори.

 С Сены подуло влажным ветром. Люди на набережной останавливались и жадно вдыхали напоенный ароматами воздух. Наслаждались все, кроме Ори и Шамети.

- Сейчас Франция не соблазнится богатствами Армении. Она в раздоре с Англией, и с каждым днем отношения между ними все более запутываются. И гордиев узел этот можно разрубить лишь мечом... Может, Германия? Да, да, Германия. Она извечно стремится выйти за пределы своих границ. Однако с ней надо быть осторожным. Впрочем, не слишком. У вас ведь такой сильный сосед, как Россия. Она не позволит Германии укрепиться на ее юге...

 Ветер с Сены стал крепче и холоднее. Шамети начал поеживаться, но, увлеченный разговором, не придал этому особого значения.- Они представляли довольно странное зрелище - сжавшийся от холода, с худыми узкими плечами Шамети и, вытянутый и напряженный, как журавль в поле, Ори. Они подошли к собору Парижской богоматери, и тут вдруг колокола его медным звоном поплыли над Парижем.

 Шамети и Ори остановились, посмотрели друг другу в глаза, и каждый зашептал свою молитву, один по-французски, другой по-армянски.

 На прощание Шамети подал Ори руку и сказал:

- Попробую быть тебе полезным. Мой глас конечно же Армению не спасет, но, подобно звону этих колоколов, он, я надеюсь, проникнет в сердца многих французов...



Категория: Судьба армянская | Добавил: Talabas07 (30.05.2015)
Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0